«Тех, кто любит Пушкина, Бог благословляет…»

Автор 
Оцените материал
(3 голосов)

ОБЗОР АЛЬМАНАХОВ ГОСТИНЫЙ ДВОР №№ 44 и 45

Cлово «О культуре» русского философа Николая Бердяева стало заставкой к номеру 44 альманаха «Гостиный Двор» (Оренбург).
«Не в политике и экономике, а в культуре осуществляются цели общества. И высоким качественным уровнем культуры измеряется ценность и качество общественности. Давно уже происходящая в мире демократическая революция не оправдывает себя высокой ценностью и высоким качеством той культуры, которую она несёт с собой в мир. От демократизации культура повсюду понижается в своём качестве и в своей ценности».

Написанное некогда Н.Бердяевым так актуально и так ложится на день сегодняшний, что не может не озаботить любого, сколько-нибудь радеющего за культуру человека. И потому так логично и так отрадно, что 2014 год объявлен в России годом культуры.
Не может не обнадёживать, когда люди, облачённые большой властью, поднимают свой голос в защиту русской культуры, русского слова, русского самосознания. Альманах «Гостиный Двор» предоставляет замечательную возможность убедиться в этом.
На первых страницах альманаха губернатор Оренбургской области Юрий Берг в интервью «Культура – одна из основ динамичного социально-экономического развития Оренбуржья», высоко оценивая роль культурного просветительства, даёт своё видение состояния и перспектив культурного развития нашего края.
«Труд учителя, врача, культработника не измеришь в тоннах...» Но незаметная за другими, «более насущными» делами, культура, по мнению Юрия Берга, всегда делала неоценимо важное дело: «Доброе слово учителя, вовремя прочитанная книга непрерывно и целенаправленно формировали адекватное восприятие окружающей жизни, уважительное отношение к памяти предков, любовь к Отечеству».
Всеобъединяющим Символом, Знаком и, выражаясь модно, самой брендовой фигурой русской культуры был и остаётся Александр Сергеевич Пушкин. И потому так неслучайна и так показательна великолепная обложка нового выпуска альманаха «Гостиный Двор».
«Тех, кто любит Пушкина, Бог благословляет...» - так называется оригинальная работа о великом поэте ещё одного представителя руководящего культурного отечественного звена, генерального директора издательства «Московский писатель», директора «Всей России», директора «Всемирной библиотеки поэзии и прозы» Александра Стручкова. Она выполнена, по определению самого автора, в жанре «реализма четвёртого измерения» и представляет собой преинтереснейший воображаемый диалог автора с великим поэтом. Но воображаемый не вполне, потому как ответы Пушкина на вопросы «собеседника» самые, что ни на есть реальные, добытые А.Стручковым из книг поэта. «Пользуясь случаем», автор задаёт Пушкину труднейшие вопросы, волнующие сегодня каждого сознательного гражданина: об историческом пути России и её великих самодержцах – Петре Первом и Екатерине Великой; о национальных особенностях русского народа; о незаурядных личностях - Михаиле Ломоносове и Александре Радищеве, об удивительной родословной самого Пушкина, об издательском деле и многом–многом другом.
Вот некоторые фрагменты реально-виртуального диалога.
А.Стручков:
«...всё ли в мире зависит от силы денег и силы «сильного», или от банкира и президента?»
А.Пушкин:
«Никакое богатство не может перекупить влияние обнародованной мысли. Никакая власть, никакое правление не может устоять противу всеразрушительного действия типографского снаряда. Уважайте класс писателей, но не допускайте же его овладеть вами совершенно».
А. Стручков:
«...к вопросу о творчестве, о книгоиздании, о деньгах, о труде. В XIX веке издательское поприще было новым делом. Где вы, например, брали деньги для печатания своих книг?»
А.Пушкин:
«Царь дал мне взаймы 20000 на напечатание «Пугачёва»...
А.Стручков:
«Тема бунтов, на мой взгляд, никогда не пользовалась успехом у публики... «Тихий Дон», по-своему раскрывающий тему народного бунта, насчёт «учёных от двора» сказал:
«Спутали нас учёные люди... Господа спутали! Стреножили жизню и нашими руками вершат свои дела».
А.Пушкин:
«В наше время главный недостаток, отзывающийся во всех почти учёных произведениях, есть отсутствие труда. Редко случается критике указывать на плоды долгих изучений и терпеливых изысканий».
А.Стручков:
«Господин поэт! Видимо, не зря вас подозревали в верноподданических настроениях и симпатиях к монархизму...?
А.Пушкин:
«Хотя лично я сердечно привязан к государю, я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя. Как литератора – меня раздражают, как человек с предрассудками – я оскорблён, - но клянусь честью, ни за что на свете я не хотел бы переменить Отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог её дал».
Ответы Пушкина удивляют, заставляют задуматься. И, читая, неожиданно замираешь от мысли: а что, если Поэт и в самом деле вдруг «взойдёт невидимо и сядет между нами»?! То-то удивится, но... вряд ли обрадуется.
Трудно найти более удачную и более убедительную форму разговора о непреходящей ценности пушкинского наследия, о его абсолютной современности, чем это удалось Александру Стручкову.
Отдав должное автору, поблагодарим его за прекрасную возможность в сравнительно небольшом материале, за которым видится много труда и любви к поэту, снова и снова прикоснуться к силе творческого гения, ощутить мужество гражданской позиции нашего несомненного современника, Александра Сергеевича Пушкина.
Обращают на себя внимание и заметки выдающегося советского и общественного деятеля, в недавнем прошлом председателя Комитета Государственной Думы РФ по делам национальностей и министра в Правительстве РФ по национальной политике, представителя Президента России в Приволжском федеральном округе Владимира Зорина «Вера. Язык. Слово».
«У всех постсоветских государств общее прошлое, общие беды и общие свершения. У наших народов богатая и славная история, немало общих побед; главная из них – в Великой Отечественной войне. Мы обязаны сохранить и защитить эту память, не допустить героизации пособников нацистов, организаторов холокоста и геноцида цыган, славянских народов, мы обязаны противиться осквернению могил жертв нацизма и героев Сопротивления». «Общность народа, его единство и сила зависят от общего духовного и культурного пространства. У России, Украины и Белоруссии оно является исторически единым.
Ах, если бы это помнили, если бы, не дав себя оболванить, не позволили себе этого забыть недавние руководители Украины, более 20 лет так недальновидно, неумно и, по большому счёту, в ущерб государству проводившие политику отторжения от России, ненависти ко всему русскому.
Конечно, политика – дело наисложнейшее, неоднозначное, но всё-таки, всё-таки: если бы было серьёзное осознание большинством украинцев государственной опасности в непродуманной политике «самостийности», не было бы случившегося и уже непоправимого сегодня горя Украины.
Работа В.Зорина о важности языка как главного звена и проводника культуры, сама по себе далёкая от политики, является, тем не менее, доказательством великой защитительной силы культуры, когда она работает, как это было в СССР. А к чему приводит разрушение культурных связей, духовного единства некогда братских народов показало жестокое лето 2014 года.
Один из самых ярких современных поэтов - Диана Кан - в представлении не нуждается. В этом выпуске альманаха она вышла к читателям с прозаической работой «Его величество текст!»
Отвечая на вопрос, «какую роль играет в жизни современной России литература?», автор заметила: «...ничто так не объединяет многоконфессиональное, многонациональное и во многом ныне атомизированное государство в единое целое, ничто так не цементирует его, как литература».
Поднимая тему «писатель и власть», автор пишет:
«Многие наиболее результативные правители государств были ярко литературоцентричны. Если не сами «баловались литературой», то были очень внимательными читателями». В качестве таких особо результативных правителей автор называет Екатерину Великую и Иосифа Сталина и многими убедительными примерами показывает огромную пользу такой их литературоцентричности.
Вывод автора по заданной теме достаточно несложен: «Если «начальник» - творец и созидатель, то и своё государство он творит и в итоге сотворяет». В этом Диана Кан убеждает читателя и на жизненных примерах руководителей современных регионов России.
В своей статье она поднимает и проблему литературных издательств. «Спросите, как же сделать так, чтобы литературные издания из болота корпоративщины снова вернулись на стремнину общественной значимости? Путь только один - делать ставку на тексты. И искать талантливых авторов, которые часто бывают не по таланту скромны! Будут у нас талантливые авторы – глядишь, и спонсоры не понадобятся. Качество текста должно быть нашим абсолютом! Всё остальное – неважно, ни членство-нечленство авторов в писательских союзах, ни наличие премий или орденов».
Нельзя не согласиться с подобным мнением человека столь талантливого и знающего дело изнутри, но вот вопрос: а кто будет определять уровень «его величества текста»? А судьи – кто будут?
Отталкиваясь от справедливо сказанного Дианой Кан о верховенстве качества текста, степени таланта авторов над прочими достоинствами публикуемых ныне произведений, хочется сказать, что альманах «Гостиный Двор» таких талантливых авторов, к счастью, имеет. Один из них, человек редкого художественного дара - Георгий Николаевич Саталкин. Прочтите рассказ «Охота в кукурузных полях» и вы легко убедитесь в этом. Это рассказ об изощрённых и нередко подловатых идеологических методах и приёмах, используемых в секретных органах. Но тема рассказа, многократно использованная многими авторами, сама по себе ничего не говорит об уровне писательского мастерства. А в нём-то, в силе воздействия писательского слова, всё и дело.
Великолепная художественная изобразительность автора позволяет ярко высветить с одной стороны, политическую изощрённость руководителей данных органов, готовых даже Иуду представить как непримиримого борца за идею. С другой стороны, как и всегда у Саталкина, - тонко выстроенный рисунок внутренней борьбы главного героя, учителя и одновременно новоиспечённого сотрудника внутренних дел Виктора Филипповича. Читатель видит его в отчаянный момент тяжелейшего нравственного выбора, когда на чаше весов с одной стороны судьба ученика, с другой – великий соблазн (как у Иуды) любой ценой «сдать» свою жертву.
Продолжая тему качества и уровня содержания текстов, их смысловой значимости, хотелось бы остановиться и на работе Петра Краснова «Жертва во имя человеколюбия». Много лет Пётр Краснов занимается творчеством Льва Николаевича Толстого, помогая современному читателю в постижении Толстого-художника, публициста и гражданина. Работы П.Краснова – это не просто глубокое толстововедение, но и попытка на опыте толстовского учения, оказавшего громадное влияние на передовые умы русских интеллигентов начала XX века, разобраться как в особенностях русской истории, русского человека, так и в истоках ошибок и заблуждений, которые привели Россию к революционным потрясениям.
Выступление писателя на 18 Международной писательской встрече продолжает эту работу.
В данном конкретном слове автор подчёркивает, что свои важнейшие жизненные решения Л.Толстой определил для себя уже в 27 лет, «обозначившихся как литературное и как проповедническое, без которых нет Толстого».
«...самоволение Толстого, его независимость от кого бы то ни было, свобода выбора пути проявляются сразу и навсегда. Соблазны в писательстве наготове:
«Я много бы мог выиграть в жизни, ежели бы захотел писать не по убеждению...» Однако не для него было, - пишет Краснов, - стать беллетристом на все руки, в угожденье публике и властям поддаться «искушениям тщеславия» и богатства:
«Быть деятельным всегда к цели духовной, обдумывать все свои поступки на том основании, что те хороши, которые стремятся к целям духовным...»
Читая работы П.Краснова, в том числе и о вероисповедальных заблуждениях Толстого, ещё раз убеждаешься, что у великого человека и заблуждения великие, исходящие из великой сострадательной души. И как-то неожиданно, необъяснимо откуда возникает к великому писателю чувство щемящей до слёз нежности. Сам Пётр Краснов в заключение своей речи заметит:
«Как мало кто знавший, но ещё больше любивший и надеющийся на людей, он потому и верил чрезмерно в нравственные способности, потому же и ошибался. Это и было его верой – нами, людьми не вполне заслуженной».
Очень греет то обстоятельство, что всё ощутимее слышатся голоса и самих писателей в защиту подлинной русской литературы, той, которая «удивляла и радовала», и которой так не хватает сегодня. Один из них - голос Светланы Замлеловой, писателя и литературного критика из Сергиева Посада. Её работа «Раздвоение, как и было сказано...» заслуживает несомненного внимания.
Она сразу чётко определяет болезнь сегодняшней отечественной литературы:
«Помимо всех прочих недугов русская литература совершенно явственно с некоторых пор страдает раздвоением, разделившись отчётливо на русскую и русскоязычную». Автора волнует, что появилось множество произведений, написанных на русском языке и обращённых вроде бы к русскому человеку, но ему чуждых, так как они «существуют вне родной для читателя эстетики». Это произведения, в которых русский человек не узнаёт себя и не может принять то, что о нём написано. Такие произведения С.Замлелова относит к русскоязычным.
«...русскоязычные произведения действительно наводнены слабоумными, патологически жестокими и сексуально озабоченными персонажами, типичными, возможно, для исправительных учреждений, а не для повседневной жизни».
По мысли литературного критика, авторы таких произведений пишут на русском языке, живут на русской земле, но земли этой не понимают, и, не понимая, презирают, выделяя себя в особую элитную группу.
Отметив тревожные тенденции, С.Замлелова связывает происходящее с кризисом человека вообще, но при этом всё-таки надеется: «повсеместно происходящее сегодня свидетельствует о том, что большинство, устав от элитарных игр и снобизма, взыскует подлинного Смысла, способного вновь превратить человека в органическую часть космоса».
Ну а читателю, просто любящему хорошую художественную литературу, выпуск альманаха №44 даёт возможность продолжить чтение великолепного романа А.Ялфимова «Атаман Барбоша», познакомиться с отрывком из нового остросюжетного романа П.Рыкова, получить удовольствие от рассказов К.Зиганшина, Б. Селезнёва, А.Пантелина и др.

ВО СЛАВУ ДЕРЖАВЫ

В августе 2014 года исполнилось 100 лет с начала первой мировой войны. И первый раздел альманаха «Гостиный Двор» №45 посвящён этой трагической дате.
Отрывок из книги в недавнем прошлом офицера Генерального штаба Вооружённых сил СССР, ныне полковника запаса, главного редактора «Военного издательства» Сергея Куличкина «Первая мировая» представляет великолепный, скрупулёзно выверенный анализ того, что это была за война. Автор отвечает на самые значимые вопросы: как и почему эта война началась, чьим политическим интересам послужила, в какой обстановке проходила, какие потери понесла каждая из стран-участниц.
Цифры потерь потрясают и, обнародовав их, автор задаётся такими, кажется, простыми, такими естественными, но нелёгкими вопросами: «Ради чего же были принесены такие жертвы? Что получили люди взамен? Как изменился мир? Как изменилась Россия? И далее даёт обстоятельные ответы на эти вопросы.
Цель этой очень и очень важной для современного читателя работы не только в том, чтобы напомнить о войне, которая стала подзабываться, но прежде всего в том, чтобы не прерывалась связь времён, чтобы не угасала память народная о несравненном мужестве и доблести русского воинства. И, конечно, чтобы люди наконец поумнели и поняли, что всякая война – безумство.
Владимир Семёнов, заместитель заведующего кафедрой истории Отечества и социально-политических теорий ОГПУ посвящает свою работу «Неприятельские войска не увидели восхода солнца» участию оренбургских казаков в знаменитом Брусиловском прорыве 1916 года. Работы В.Семёнова всегда наполнены той пристальной, именно патриотической конкретикой, которая так возвышает в глазах читателей наших замечательных земляков. И, когда читаешь его работу, когда всматриваешься в фотографии, размещённые на страницах этого исторического очерка и обложках альманаха, видишь такие удивительные, исполненные такого спокойного достоинства и в то же время неколебимой отваги лица, что сердце переполняется гордостью и редким сегодня оптимизмом веры в русского человека.
Исторические факты - вещь бесспорная и бесценная. Но факты, пропущенные через сердце человеческое, производят впечатление необыкновенное, ни с чем не сравнимое. Именно такое впечатление получаешь от «Записок ополченца» Николая Степного (Афиногенова Н.А.)
Это добытые автором отрывки из дневника воина–ополченца первой мировой войны. Казалось бы, война: боль и кровь, страдание и смерть, ну что тут может быть? Может! Начинаешь читать, и сердце наполняется тяжким жаром. И страшно, и оторваться не можешь.
Конечно, записи эти, сделанные человеком незаурядным, талантливым, честным и искренним. И потому – потрясают. Первая мировая, такая далёкая, делается через эти удивительные свидетельства близкой, более того, она становится почти событием твоей личной жизни, а их автор – родным человеком, с которым переживаешь все тяготы его душевных мук, его мысли о жестокой бессмыслице всякой войны.
«В последний раз я гляжу на комнату, на опрокинутые вещи и думаю, - кто это опрокинул, выбил меня из колеи, заставил бросить любимые книги, вещи, картины, занятия... всё, во что я так любил часто глядеться, что поднимало, будило во мне лучшие струны души... Зачем?
«Утро. Дайте мне свободу, дайте возможность сойти на первой станции и броситься вот в эти без конца широко-неоглядные степи!
Зачем вы цепью приковали меня и тянете, куда я не хочу, зачем? Или у вас нет сердца? Ваши интересы рынка мне не нужны, я не нуждаюсь ни в колониях, ни в проливах-морях...»
«Во мне выбивались все раньше мною усвоенные понятия. Мне прививали чужие имена, мысли. Ты человек низшей породы. Ты не имеешь права мыслить, иметь своей воли».
«Как мог я им объяснить, что возникновение войны надо искать пятьдесят, сто лет тому назад, что глубокая необразованность, уничтожение инициативы и организаторства привело к оставлению многих ценностей?»
А вот уж и совсем пророческое:
«И не раз, и не два ещё люди проделают это. Так сладка власть, так приятна мечта владеть всем миром, сто лет назад объявшая Наполеона, теперь Гогенцоллерна, а через сто лет ещё кого-нибудь».
Ах, господи! Кто и когда ответит на эти, самые естественные для нормального человека вопросы автора дневника?

В продолжение военной темы, рубрика альманаха «В зеркале истории» помещает на своих страницах материалы и о менее известных войнах, которые вела Россия. Великолепный, пронизанный горячим личным чувством очерк Петра Радченко, профессора Морского государственного университета имени адмирала Г.И.Невельского, посвящён событиям финской войны и так и называется - «На той войне незнаменитой...»
А военнослужащий из Серпухова Сергей Кольцов, ставший настоящим пропагандистом военной истории и уже известный читателям «Гостиного Двора», восстанавливает в памяти современников малоизвестное в силу обстоятельств имя человека потрясающей судьбы, Героя Советского Союза и Героя Социалистического труда Кирилла Прокофьевича Орловского. Название его работы говорит само за себя - «Без права на славу, во славу державы».
Да, о военных событиях названных выше работ, о замечательных людях, в них участвовавших, современники знают мало. Тем значительнее роль этих публикаций. Наполненные горячим патриотическим чувством авторов, они восстанавливают историческую справедливость и дают понять: каждая война – война, и человек на любой войне – только человек, и ему бывает невероятно трудно, и каждую минуту, отстаивая жизнь и честь Отечества, он рискует самым дорогим. И, конечно, всем, кто любит отечественную историю, кто болеет за будущее страны, эти публикации будут более чем интересны и откроют много нового.
Среди творческого разнообразия материалов последних выпусков «Гостиного Двора» обращают на себя внимание дневниковые записи церковностроителя Алексея Иванова-Огарыша «Любить без приказа». Это совершенно оригинальная форма литературного творчества, в котором отсутствует собственно сюжет, а главным героем является «мимотекущая жизнь в её обозреваемых берегах». Жизнь, перед которой, пишет автор, «всё чаще и надольше начинаешь безглагольно замирать. Не от усталости, не от изверенности, а от изумления перед величественной, бесконечной и не познаваемой скудельным умом тайной».
«Вопрос аввы Арсения направлен и к нам и ко мне: «Для чего ты пришёл в этот мир? Только лишь для того, чтобы поколотиться в злобе дня и превратиться в прах и пепел?». И, собственно, все дневниковые записи так или иначе отвечают на этот вопрос.
Много видевший и много передумавший человек, не случайно избравший для себя работу церковностроителя, вводит читателя в совершенно особенный мир, где нет распыляющей человека суетности, а есть работа и молитва. А за ними ненавязчивое, как бы между прочим, но такое неотступное всматривание в день сегодняшний и размышление о множестве замечательно интересных вещей.
Например, о природе творчества дня сегодняшнего... «Вечер. Сижу, рисую и считаю... С полки лезет, не лезет, а летит в глаза чёрно-жёлтый двухтомник: Дмитрий Галковский «Бесконечный тупик». Переставь местами – прочтёшь: Дмитрий Бесконечный «Галковский тупик». Вот и рецензия на этот философский труд!»
А в целом - «мыслеблудный беспредел».
Записи Иванова-Огарыша - это опыт глубоких и нетривиальных размышлений, подкреплённых добротными знаниями, запечатлённый замечательно талантливым языком, со многими цитатами из духовных книг и, при всём том, с удивительным чувством юмора. Это настоящая находка для думающего и ценящего умное слово человека.
По, увы, небеспочвенному наблюдению Иванова-Огарыша, непременной «сюжетности» требуется современному читателю от произведений художественной литературы. Что называется, чтоб бежали и стреляли, хватали и мучили...
Так вот, читатель, ищущий в книгах такого сюжета и бесконечной занимательности, не найдёт их в рассказе Владимира Пшеничникова «Овраг». Ловко скроенного сюжета в нём практически и нет. Есть только короткий полёт тракториста Ивана Петровича Домашова над родным селом, который в качестве награды ему за умелые руки предложил пилот сельскохозяйственной авиации Валера. Да и полёт-то нормальный не вышел, так как уже через несколько минут Домашов с ужасом обнаружил, что разрастающийся овраг, вплотную подступившись к сельскому кладбищу, снёс и увлёк на дно оврага целый порядок захоронений, в том числе и могилы его родителей. Вот, собственно, и весь сюжет. Вроде бы и вины Домашова прямой нет в случившемся, а земля, что называется, уходит у него из-под ног, и такая мука наваливается, которой он и не ожидал. И суровым открытием становятся для него слова молодого помощника Пети Садчикова, которого до этого Домашов как-то и всерьёз не принимал:
«Вот так, Иван Петрович. Один дикий зверь вины не знает... Привилегия человека!»
Привилегия вины как чувство ответственности человека за всё, что совершает он в своей жизни: награда это или наказание? Чувство вины – неотъемлемая составляющая совести, по Пушкину, «зверя когтистого». И нередко пытается человек уже в зародыше этого зверя в себе убить.
Домашов не пытается, испытывая настоящее страдание. А вот бездумные проектировщики горе-плотины, даже и не задумались о последствиях, которые может принести сотворённое ими детище. А кто и на каких весах взвесит, сколько горя вообще принесли людям «разного рода недобросовестные «специалисты»?
Конечно, случившегося не поправить и, чтобы не очень мучиться, чтобы «когтистый зверь» замолк, можно, как лётчик Валера рассудить:
«А по мне, так надо сжечь труп мёртвого человека, пепел – на ветер, а в специальный журнал – короткую запись: и память, и польза, и место свободное». Таким, как Валера, молодым и весёлым, наверное, и невдомёк ещё, что посещение кладбища родителей для русского человека - момент сакральный. Что это не только возможность прибрать дорогой кусочек земли, но и «побыть» со своими близкими. И нигде так, как на месте упокоения родных людей, человек, уходя от суетности и становясь самим собой, так не просветляется душой, нигде так не говорит в нём чувство вины - единственной привилегии, сохраняющей в нас человеческое.

И по хорошей традиции большое место отведено в очередном альманахе поэзии. И какой!

«Россия, Русь... А дальше
                                   многоточие...
Что ж, в этот скорбный
                            судьбоносный век
Обочину мы приняли за отчину,
И побрели по ней и в дождь, и в снег.
Мы люди Божие, калики
                                     перехожие,
Мы эмигранты в собственной стране...
Но как ни тщились, нас
                                  не изничтожили
Все те, кто мимо мчались на коне».

(Диана Кан)

«Закончились княжьи раздоры –
Забытая ныне пора...
Но вновь окаянные воры
Запрошуют псов до Днепра

Приветно гремят тулумбасы,
В припляс привечают гостей
И полночь пропитана красным
Огнём от горящих людей.
... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ...
Галдят по-английски, по-польски,
Мир Русский делить принялись...
Но грозно небесное войско
Двух братьев. О, Глеб и Борис!

Да сгинет нечистая сила!
И после вражды и хулы
Опять Украина с Россией
Для праздников сдвинут столы.

(Павел Рыков)

«Замшелый ствол стареющей ольхи
Уже не даст упругого побега...
Что ход времён? Декабрь –
                            и тот без снега!
Пусть вопреки, но – пишутся
                                               стихи!
И по стеклу сползает талый день –
Зимой-старухой скупо
                                    проронённый,
Но жив очаг, Россией сохранённый,
Он дышит сладким дымом деревень.
Ещё мерцает Божия искра,
Слова набухли, как весною почки.
И даже там, где высохла кора
Язык зелёный высунут листочки».

(Елена Пиетиляйнен)

«Утро косы небу заплетает,
Заплетает тропки у реки.
Серый день кукушкой пролетает
И садится поперёк тоски
Осень листья медяками кинет,
В голых ветках птахой засвистит,
А тоска не сдвинется, не минет,
Никуда из глаз не улетит».

(Владимир Скиф)

«Гостиный Двор», думается, возрождает и добрую традицию отечественной литературы недавнего прошлого, помещая на своих страницах не только стихи талантливых авторов, но и сопровождая их добротными комментариями литературных критиков:
- Вячеслав Лютый «Город в творчестве Дианы Кан»;
- Анастасия Орешкина-Николаева «Не пропустите эту книгу!» (о новой книге стихов Павла Рыкова);
- Валерий Сдобняков «Напрасна мысль, что болью не согрета»
(о творчестве известного белорусского поэта Анатолия Аврутина);
- Эдуард Анашкин «В разнотравье ромашкой-женщиной на раздолье Руси цвести» (о «совершенно неповторимой и самобытнейшей» поэтессе из Карелии Елене Пиетиляйнен).
Это замечательная традиция и просвещает современного читателя, и помогает его более глубокому прочтению.
А мне остаётся сказать несколько слов о творчестве Владимира Шадрина.
Читая стихи этого тонко чувствующего и деликатного в каждой строчке орского поэта, в который раз убеждаешься: дух веет, где хочет. Откуда, с каких высот приходят к Владимиру и ложатся на бумагу стихи, в которых столько пристального видения окружающего, столько любви и нежности к несовершенному нашему миру. Откуда эта мудрость всепонимания и поистине христианского всепрощения?

Всё объявится где-то –
Не грустите, не надо –
Нежность майского цвета,
Буйство летнего сада.
Что кудрявилось бело,
Что кипело от жажды –
Всё в итоге созрело,
Чтоб исчезнуть однажды...
Но промчится вдоль улиц
Вихрь, звеня проводами,
Что цветы обернулись
Золотыми плодами,
Что вращение в бездне –
Вечной жизни примета.
Ничего не исчезнет,
Всё объявится где-то.

Продолжая публикацию материалов, посвящённых году культуры, «Г.Д.» №45 помещает на своих страницах работу русского писателя-фронтовика Юрия Бондарева «Ледяной дождь в мае» (Откровенный разговор о культуре).
Этот большой писатель, книги которого, войдя в золотой фонд военной отечественной литературы, так нас радовали, которые так многому нас учили, продолжает и сегодня отстаивать честь русской литературы. В марте писатель отметил своё 90-летие. Но, несмотря на серьёзность возраста, удивляет в его размышлении та же глубина и честность неравнодушного взгляда на происходящее в современной культуре, та же чёткая расстановка акцентов в определении болезни, захватившей сегодня литературу.
«Сегодняшняя сиюминутная культура, опутанная сетью рыночных отношений, уже не имеет права встать рядом со значимостью слова в период с 40-х до конца 80-х годов минувшего века, невзирая на хитроумные попытки конформистов облагородить её определением «русская литература».
Писателя не может не оскорбить, что к русской литературе запросто относят себя авторы, произведения которых создают впечатление, «что миллионам доверчивых соотечественников читают намеренно и настойчиво бесконечный, ужасающий роман о жестоком человеческом падении, точнее – руководство для некрепких умов, развращая читателя ничтожной скудостью мысли, цинизмом геростратоподобных гробокопателей истории».
Непередаваемо печально для уважаемого писателя происходящее, но, прошедший великую школу жизни, он всё-таки верит, что «зыбкая эпоха литературного нездоровья исчезнет, как знобящий ледяной дождь в мае».
«Нельзя вообразить, что в некий срок мы утратим сказочный процесс чуда жизни с её возможностями. Не может быть! Или может?»
Кто ответит?
Возможно, один из ответов даёт Валерий Сдобняков, председатель Нижегородской областной организации Союза писателей России, основатель и главный редактор литературно-художественного журнала «Вертикаль XXI века»: «...на протяжении последних десяти лет внимательно и кропотливо выстраиваю отношения нашей редакции с разными литературными журналами России. Мне кажется это очень важным – создание единого русского литературного пространства, особенно в сегодняшних условиях нашего существования... Убеждён, только если сами мы, издатели и редакторы объединимся, такое пространство может появиться».
(Очерк «Напрасна мысль, что болью не согрета»):
Необходимо, думается, объединение не только литературных, но и всех нравственно здоровых культурных сил страны, которое (так хочется верить) положило бы начало постепенному перерастанию года культуры во Времена подлинной культуры нашего Отечества.

Прочитано 997 раз

Оставить комментарий

Copyright © 2012 ГОСТИНЫЙ ДВОР. Все права защищены