Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/administrator/components/com_sh404sef/sh404sef.class.php on line 410

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 155

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 157

Warning: Illegal string offset 'defer' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 159

Warning: Illegal string offset 'async' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 163
Альманах Гостиный Двор - Где родился Карамзин?

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596
Суббота, 29 Сентябрь 2012 09:29

Где родился Карамзин?

Автор 
Оцените материал
(8 голосов)

Человек, который по известному выражению Пушкина открыл древнюю Россию, как Колумб открыл Америку, оставил потомкам историческую загадку. И вот уже почти два столетия, минувших со дня его смерти, учёные никак не могут определиться с местом рождения великого историка и одного из основоположников русского литературного языка.

Для Оренбуржья этот вопрос не праздный, тем более что прошедший год – юбилейный. Н.М. Карамзин родился 1 (12) декабря 1766 года, умер в 1826 году. Изучив литературу и заглянув в Интернет, вы найдёте две главные версии о месте рождения Николая Михайловича – село Михайловка Бузулукского уезда Оренбургской (с 1851 года Самарской) губернии и село Знаменское Симбирской губернии. В 2011 году на канале «Культура» прошло несколько замечательных передач, посвящённых Карамзину, где как само собой разумеющееся озвучивалась «симбирская» версия. Но не всё так однозначно. И более того, до революции многие историки полагали, что историограф Российской империи родился всё-таки в Оренбургской губернии. Об этом я и хочу рассказать подробнее.
В 50 километрах к северу от Бузулука и поныне располагается село Преображенка (Карамзиха, Михайловка тож), которое в 1750-х годах основал Михаил Егорович Карамзин.1 Там до сих пор стоит каменное здание старинной церкви, использующейся как склад (в наше-то время!). Село, надо сказать, не бедствует, ибо в нём работает одно из крупнейших и успешных хозяйств Бузулукского района – СХА им. Дзержинского. Появилось оно на заре русского Оренбуржья. Первый наш губернатор И.И. Неплюев в 1750-е годы добился от правительства разрешения выделять землю офицерам, служившим на юго-восточной границе империи. Так, неподалёку от Бузулукской крепости и появились, сначала как деревни, Карамзиха, Державино и др. Основатели – отцы будущих знаменитостей. Чего стоит, например, имя Гаврилы Романовича Державина, ещё одного из столпов русской культуры, первого министра юстиции империи. В Державине ждёт реставрации церковь, построенная поэтом.
Точная дата основания Карамзихи нам неизвестна. Академик Пётр Петрович Пекарский сообщал, что земли М.Е. Карамзину были выделены по указу Оренбургской губернской канцелярии от 14 июля 1752 года.2 В том случае если речь идёт именно о землях, где впоследствии и была заселена Карамзиха, в том же 1752 году Михаил Егорович вряд ли начал бы переселять своих крестьян. Это могло случиться как минимум на следующий год. То есть в 1753 году, а то и позже. Так или иначе, на карте Самарской дистанции крепостей, составленной Петром Ивановичем Рычковым и датированной 1759 годом, Карамзиха уже значится. В любом случае, это одна из первых русских деревень в Оренбуржье (в современных границах региона).
Основатель и первый владелец её симбирский помещик, капитан Михаил Егорович Карамзин (умер в 1782 г.), сын полковника Егора Петровича Карамзина (1669 – 1763 гг.), предком которого был Семён Карамзин, живший в конце XVI века. Отечество благодарно Карамзиным за их почти непрестанную ратную службу. Исследователь В.В. Сиповский писал: «История этого рода, довольно сбивчивая, местами тёмная, тесно связана с Поволжьем. Это был мелкий дворянский род, сначала даже с трудом существовавший. Только царское жалованье поддерживало его. Талантами особенными никто из предков Карамзина не выделился, — все они были рядовыми слугами Русской земли».3 До революции род Карамзиных был внесён во II, III и VI части родословных книг Курской, Нижегородской, Оренбургской, Самарской и Симбирской губерний. Первой женой Михаила Егоровича была Екатерина Петровна Пазухина. От этого брака родились сыновья Василий, Николай и Фёдор. Овдовев, Карамзин женился на Евдокии Гавриловне Дмитриевой. От этого брака родились Александр и Марфа.
Известный историк М.П. Погодин привёл такую характеристику на Михаила Егоровича: «Простой сельский дворянин, о котором не осталось ни чего замечательного в памяти, жил обыкновенно в деревне и женат был два раза».4 Пусть так. Однако имя этого человека всё же примечательно для нас, так как он являлся одним из тех людей, которые осваивали Оренбуржье, как в качестве офицера, так и в качестве землевладельца. И уже только этим достоин он нашей памяти. После смерти Михаил Егорович оставил в качестве недвижимого наследства несколько сёл и деревень: Симбирского наместничества, Сенгилейской округи село Знаменское 1) (Карамзино тож); 2) Уфимского наместничества, Бугурусланской округи деревня Ключёвка; 3) Уфимского наместничества, Оренбургской волости, Бузулукскаго округа село Преображенское (Михайлово тож); 4) Симбирского наместничества Сызранской округи село Богоявленское, оставшееся ему от второй жены. Симбирское село Знаменское поделили между старшими братьями на три части. Оренбургские – село Преображенское отдали Василию и Фёдору, а деревню Ключёвку отдали Николаю.5    
Напомню о дискуссии вокруг места рождения историографа. Она началась практически одновременно с общественным увековечиванием его светлой памяти в первой половине XIX века. Это движение инициировали друзья, соратники и почитатели таланта Николая Михайловича. Дворяне Симбирской губернии вознамерились воздвигнуть достойный памятник Н.М. Карамзину – общественную библиотеку с его бюстом. Одними из первых средства пожертвовали такие деятели нашей культуры, как А.С. Пушкин, И.А. Крылов, Д.В. Давыдов. Наш современник ульяновский краевед Ж.А. Трофимов подробно описал эту историю в своих работах и тщательно изучил вопрос о месте рождения Н.М. Карамзина.
Как истинный патриот своей малой родины, он конечно же  обосновывает симбирскую версию.6 Для этого у него есть все основания и даже больше… Сам Н.М. Карамзин написал, что родился 1 декабря 1766 года в Симбирской губернии. Он сообщил об этом в автобиографической справке, составленной по просьбе митрополита Русской православной церкви, преосвященнейшего Евгения (Болховитинина), историка русской литературы (и друга Г.Р. Державина) для «Словаря русских светских писателей». Казалось бы, о чём ещё говорить, что может быть достовернее собственноручного признания самого учёного? Но опять же, не тут-то было…
М.П. Погодин в «Похвальном слове» историографу, произнесённом в Симбирске в 1845 году, сначала указал Симбирскую губернию как место рождения Николая Михайловича без всякой конкретизации  (сведения были взяты из автобиографической справки). В ходе же выступления местом рождения было названо село Богородское, а на следующий день – Карамзинка. Погодин был озадачен и попросил доставить ему точные сведения. И вот пошла писать губерния. На призыв историка первыми откликнулись родственники. Издатель «Москвитянина», как опытный специалист, также всерьёз заинтересовался биографическими данными Карамзина и, критически рассмотрев дату его рождения, пришёл к довольно убедительному выводу, что тот родился не в 1766, а в 1765 году. То есть историограф ошибся (неосознанно, надо полагать)… У М.П. Погодина (а его в научной деятельности отличало очень тщательное изучение первоисточников, что признаётся и поныне) не оставалось в этом никаких сомнений. В своей статье он сообщал: «Родился он (Н.М. Карамзин – С.К.) в селе Карамзинка, в 30 верстах от Симбирска, по известию, сообщённому от Надежды Никитичны Ознобишиной, родной племянницы покойного Николая Михайловича».7
А вот дальше начинается самое интересное! Поэт Н.М. Языков сообщал, что Николай Михайлович по свидетельству его ещё здравствующего брата, Александра Михайловича, «родился в Оренбургской губернии в Бузулукском уезде». Об этом, и также с ссылкой на А. М. Карамзина, писала Наталья Ивановна Дмитриева, сестра другого известного поэта-баснописца Ивана Ивановича Дмитриева. Она же сообщила такие подробности семейных преданий, которые ни до ни после сообщить не мог уже ни один участник дискуссии: «Что может быть вернее моей справки о родине Николая Михайловича от его родного брата. У него в книге записано рождение целого их семейства, кто где родился. Это истинно, что Николай Михайлович родился в Оренбургской губернии, в селе Михайловка, Преображенское тож. В Карамзинке родился меньшой его брат, сын моей тётки, Александр, а от первой жены дети все родились в Оренбургской губернии. Отец мой всегда смеялся, говоря своему племяннику: братья твои родились в Оренбургской губернии, кругом башкир, и ни который не похож на башкира, а особенно Николай (у которого белизна лица была необыкновенная), а ты родился около Симбирска и чёрен, как азиатец».8 Ну как не прислушаться к такому мнению?
Александр Михайлович Карамзин, брат историографа, родился в 1770 году, а умер где-то после 1846 года. Вот как его описывал в «Детских годах Багрова-внука» Сергей Тимофеевич Аксаков: «Карамзина все называли богатырём; и в самом деле редко можно было встретить человека такого крепкого могучего сложения. Он был высок ростом, необыкновенно широк в плечах, довольно толст и в то же время очень строен; грудь выдавалась у него вперёд колесом, как говорится; нрав он имел горячий и весёлый; нередко показывал он свою богатырскую силу, играя двухпудовыми гирями, как лёгкими шариками… я думал в то же время, какой бы чудесный рыцарь вышел из Карамзина, если б надеть на него латы и шлем и дать ему в руки щит и копье.».9 Опубликованы письма Николая Михайловича к своему младшему брату, которые показывают, сколь тесная привязанность была между ними, а кроме того в семье историографа проживали дети Александра Михайловича, которые учились и служили в Санкт-Петербурге. «Целую ручку у любезной сестрицы Натальи Борисовны, обнимаю вас и всех детей. Жена и всё наше семейство вам дружески кланяются. Мы часто говорим о вас, любезнейший братец, и с сердечным удовольствием вспоминаем о всех знаках вашей к нам родственной любви» – так в 1817 году писал историограф Александру Михайловичу в Бугуруслан.10 Всего же опубликовано шесть писем, содержание которых не оставляет никаких сомнений в тесной родственной связи между братьями и частотой их общения. Там приводятся сообщения о семейных новостях, и вопросы делового характера. Согласитесь, ссылки на мнение родного брата историографа, прозвучавшие из двух источников, – весомое доказательство о месте его рождения. Ничего подобного у сторонников «симбирской версии» нет и в помине.
Очередное свидетельство о месте рождения Н.М. Карамзина привёл и один из авторов «Самарских губернских ведомостей» К.Г. Ивлентьев в 1852 году: «…Михаил Егорович Карамзин езжал в Михайловку из своей симбирской деревни хозяйничать и охотиться. В один из таких приездов супруга его разрешилась Историографом, который отсюда увезён в Симбирское имение». А вот как Константин Григорьевич описывал саму Михайловку: «Стоит при двух ключах, из коих образован пруд, и замечательно своим прекрасным местоположением. В ней крестьян 200 душ, две церкви и некогда был большой господский дом с садом и оранжереями. В доме была значительная библиотека старых книг, между коими хранилось полное собрание оригинальных произведений Карамзина. В этом доме родился Историограф, по уверению помещицы Карауловой, не так давно скончавшейся в преклонных летах, которая коротко знала всю фамилию Карамзиных».11
Обратим внимание на слова К.Г. Ивлентьева (не обращаясь пока к личности автора) о большом доме. Такие дома, да ещё с оранжереями не строят во второстепенных владениях. Михаил Егорович вкладывал в бузулукское имение серьёзные средства, заложил здесь две церкви. Одну наименовал во имя Святителя и Чудотворца Николая. Тем самым он по древней благочестивой традиции мог увековечить место рождения сына Николая, обращаясь к его святому покровителю. Открыв клировые записи по благочинию города Бузулука за 1837 год, в которое входили и сельские приходы, мы прочтём, что эта церковь построена в 1776 году «тщанием покойного майора Михаила Карамзина».12
Отметим, что празднование Николы зимнего приходится на шестое декабря, то есть на начало того же месяца, в котором и родился Николай Карамзин. Нельзя совершенно исключать молитвенное призывание Карамзиным-старшим одного из самых почитаемых на Руси святых в день рождения сына. Благополучное разрешение супруги от родов и здравие младенца (имя которому, очевидно, дали по святцам) могли послужить и рождению обета Карамзина-отца святителю Николаю о построении храма в его честь. Можно предположить, что Николай Михайлович принял на бузулукской земле и Святое крещение. В то время неподалёку от села было несколько православных храмов, в том же Державине, Ляхове и в самом Бузулуке.
Скорее всего, Михаил Егорович желал сделать Михайловку своим новым родовым гнездом. Места, надо сказать, располагали для хозяйствования, охоты и услаждения человеческого взора. Рядом высился могучий сосновый бор, была возможность недорогого расширения земельных владений. Также подбиралось и недурственное общество, несравнимое, конечно, с симбирским, где бывали хорошие знакомые, а часто и роднившиеся в нескольких поколениях дворянские семьи.
Но вернёмся к дискуссии. Она продолжилась и в 1857 году, когда Михаил Дмитриев со ссылкой на племянника историографа, «подтверждённое другими лицами» (впрочем, имя этого племянника, как и других лиц, не было названо), опубликовал «вернейшее известие», которое просил принять «за окончательное решение о месте рождения нашего историографа». Он сообщал, что Н.М. Карамзин родился в Симбирской губернии, того же уезда в деревне Карамзинке (Знаменском). «Некоторые полагали, что он родился в Оренбургской губернии; но это решительно неверно. Оренбургская деревня, которую считали местом рождения, именуется Преображенское, она же и Михайловка, тогда ещё не была заселена: тут была в 1765 году степь. Я желал бы, чтоб будущие биографы Карамзина приняли это к сведению как окончательное решение вопроса о месте рождения нашего историографа».13 В качестве второго доказательства М.А. Дмитриев приводил семейное предание о том, что мать Николая Михайловича, будучи беременной Фёдором, в 1767 году находилась в симбирской Карамзихе, и по причине своей беременности не могла видеть императрицу Екатерину II, которая была в губернском городе.14
Пётр Пекарский, основательно поработав в столичных архивах, посвятил опровержению статьи М.А. Дмитриева и вообще поддержке «оренбургской версии» целую статью.15 Он убедительно доказал, что Преображенское было основано ещё в 1750-е годы, да к тому же разыскал сведения о том, что соседом Карамзиных был помещик Александр Кудрявцев (откуда-то было известно, что тот являлся крёстным отцом Николая Михайловича). На этом, собственно, всё и завершилось. Все дальнейшие исследователи жизни и творчества историографа только лишь придерживались той или иной точки зрения, или как это происходило чаще всего, сообщали об обеих. Статья П. Пекарского была опубликована в 1866 году, то есть спустя 101 год со дня рождения Н.М. Карамзина.
Прошёл ещё 131 год. Жорес ­Александрович Трофимов (род. в 1924 году) – краевед, кандидат исторических наук, участник Великой Отечественной войны, автор более 30 книг об известных уроженцах Симбирской губернии, в т.ч. о членах семьи Ульяновых, поднял источники и, внимательно рассмотрев их, добавил к вышесказанному очень важную информацию о том, что земельные владения Александра Кудрявцева и Михаила Карамзина граничили друг с другом и в Симбирской губернии. Он не только утверждал «симбирскую версию», но и вообще пришёл к выводу, что историограф родился в самом Симбирске. О чём, кажется, не указывал ни один из дореволюционных авторов. Отдельному рассмотрению подверглось и вышеприведённое сообщение К.Г. Ивлентьева, которое он назвал «тенденциозным и малодостоверным». Но недавно открывшиеся обстоятельства из жизни Константина Григорьевича Евлентьева (Ивлентьев – творческий псевдоним) и взгляд на его жизнь заставляют очень серьёзно отнестись именно к его мнению. Пусть это будет вкладом современных бузулукских краеведов в защиту «оренбургской версии».
Итак, в большинстве работ сообщается, что К.Г. Евлентьев родился в 1824 году в Оренбурге, или попросту не указывается место его рождения (и здесь некая тайна окутывает это обстоятельство…) Известно, что Константин Григорьевич учился в Оренбургской гимназии, но, не закончив её, отправился в Казань, где держал экзамен и стал учителем. Он служил в уездных и приходских училищах Самарской, Казанской, Петербургской, Олонецкой и Псковской губерний, а с середины 60-х годов – архивариусом Псковского окружного суда.16 И где бы ему ни приходилось жить и работать, Евлентьев много и упорно исследовал местную старину, публиковался в губернских изданиях.
Но началось всё с Бузулука. Нам в наследство остались работы, значение которых трудно переоценить: «Сказание о Бузулуке», «Об иконостасе Смоленской церкви в с. Державино», «О храме в с. Могутово».17 В Казанской губернии он нашёл могилу жены известного петровского сподвижника Александра Меньшикова, кроме того этот неутомимый исследователь посетил развалины древнего города Болгар и составил свои соображения по поводу его сохранения и музеефикации. Им был написан подробный план, который обсуждали на Первом археологическом съезде. Увы, хотя этому проекту и не суждено было сбыться, время показало, как стратегически верно мыслил наш земляк. В 1969 году там был образован музей-заповедник, а уже в XXI веке экс-руководитель Татарстана Минтимер Шаймиев возглавил фонд восстановления уникального историко-археологического памятника, и теперь там полным ходом идут восстановительные работы.
Талант Константина Григорьевича раскрылся во всей полноте на псковской земле. Ещё в городе Острове он провёл свои первые исследования по истории примечательных мест Северо-Западной Руси, но вскоре его перевели в Псков на должность архивариуса окружного суда (надо думать, при содействии Б.П. Обухова, бузулукского помещика, бывшего самарского губернатора, который в 1867 году губернаторствовал в Пскове). Там К.Г. Евлентьев прожил около двадцати лет и вместе со своими единомышленниками стоял у истоков действующих ныне областной библиотеки и государственного музея-заповедника.
Работы К.Г. Евлентьева получили известность в научных кругах. Его избирали членом Московского археологического общества, секретарём Псковской археологической комиссии. В трудах псковского археологического общества были помещены материалы для биографии К.Г. Евлентьева с портретом и список печатных работ, опубликованных в Пскове. Он исследовал местные достопримечательности, бродил по городским подземельям, находил и спасал древние рукописи. Книги не хватит, чтобы описать всю его деятельность. Очевидно, ему принадлежит право открытия такого знакового палеографического памятника XIII века как «Слово о погибели земли Русской». Что и говорить, К.Г. Евлентьев был краеведом Божией милостью… В 1878 году великие князья Сергей Александрович и Павел Александрович за участие в раскопках псковских курганов пожаловали ему золотую, украшенную драгоценными камнями булавку. Несмотря на столь достойный жизненный путь, позже он скончался в одиночестве и болезнях в Санкт-Петербурге.
Закономерно, что в своё время Евлентьев не остался в стороне от дискуссии о месте рождения великого историка Н.М. Карамзина. Правда, никто не знал, насколько информированным человеком он являлся… Что заставляло его переменять места жительства, что искал он вдали от родного дома? В обширной литературе, посвящённой нашему земляку, я не встретил ни одного упоминания об этом. Но совершенно ясно, что родина неизбывно жила в его сердце. В 1874 году в «Псковских губернских ведомостях» К.Г. Евлентьев писал: «Сегодня выпал снег… Местная зима мне напомнила суровые, и вместе с тем великолепные зимы моей далёкой родины – Самарской губернии». Ну что же… Пришло время поднять завесу над тайной его рождения.
Как я уже говорил, долгое время о месте рождения Константина Григорьевича не было известно. Несколько лет назад старейший самарский краевед, профессор А.И. Носков сообщил мне, что по обнаруженным им материалам К.Г. Евлентьев значился бузулукским мещанином. После этого сообщения я приступил к активным поискам. На помощь пришёл бузулукский краевед Н.М. Макаров, который встречал в описях фондов Государственного архива Оренбургской области заголовок дела «О выдаче паспорта бузулукскому мещанину Евлентьеву». Но в ревизских сказках Бузулука такой фамилии ему уже не встречалось. Это, конечно, огорчило нас, но мы объединили усилия и спустя некоторое время разыскали искомое дело.18 Когда я приступил к его изучению, то окончательно уяснил, почему о родословной К.Г. Евлентьева так мало известно…
Привожу свидетельство священника Григория Костычева, написанное им в 1828 году и подшитое в дело о выдаче паспорта К.Г. Евлентьеву для поступления в Оренбургскую ­гимназию: «Сим свидетельствую, что в Оренбургской епархии, Бузулукского уезда с. Карамзина, по Духовному ведомству, церкви Преображения Господня; господина коллежского асессора Фёдора Михайловича Карамзина у крепостной его девицы Агафьи Спиридоновой родился сын Константин, который молитвован и крещён 1824 года декабря 18 дня. Восприемником был священник Григорий Костычев из села Карамзина, г. Ф.М. Карамзина, дочь Александра Фёдоровна».19 Сам Константин Евлентьев писал в прошении: «Родился я от девицы Агафьи Спиридоновой Евлентьевой – мещанки г. Бузулука».20 В этом же деле приведены и другие сведения. В 1827 году матери Константина – Агафье 30 лет от роду и у неё четверо детей. Старшему Модесту – 9 лет, Софье – 5 лет, Косте – 3 года, а младшей дочери Лидии – 2 годика. По батюшке все они записаны Григориями, то есть, по имени священника, который их и крестил. Как мы видим, мать краеведа, вначале крепостная, позже значится уже в сословии свободных людей – мещан г. Бузулука. И, что немаловажно, родился он в с. Карамзине (то есть там же, где по его последующим изысканиям родился Николай Михайлович Карамзин).
Всё это позволяет сделать осторожный вывод, что Константин Григорьевич, незаконнорожденный сын Фёдора Михайловича Карамзина, появился на свет в результате не случайной, а многолетней связи барина со своей крепостной девицей, которой он потом дал вольную. В то же время законная дочь Фёдора Михайловича Александра являлась крёстной матерью своего малолетнего брата. Выходит, что Константин Евлентьев – родной племянник великого историка Николая Карамзина и, возможно, находясь под влиянием деятельности своего дяди, он и увлёкся историческими исследованиями. В русской традиции это называется благим родством.
Судя по всему, Фёдор Карамзин принял активное участие в судьбе своего сына. Прошение о поступлении в гимназию Константин пишет самостоятельно, красивым и уверенным почерком человека, привыкшего орудовать пером. Опять же, для обучения в гимназии нужны были немалые средства. Так что можно полагать, что о незаконной связи Фёдора Карамзина были осведомлены многие дворянские дома Бузулукского уезда. Константин хорошо знал фонды местного архива, сам уезд, много по нему путешествовал, обращая особое внимание на достопримечательные места. Несомненный исследовательский и публицистический талант, а также знание родного края проявились уже в его первых публикациях. У него было много близких знакомых в Бузулуке, его приняли в редакции «Оренбургских губернских ведомостей», где он и публиковал свои очерки. Так что Евлентьева можно назвать не только краеведом, но и одним из первых оренбургских и самарских журналистов. В любом случае, его заслуги в этих областях несомненны.
Будучи незаконнорожденным сыном помещика и крепостной, он не мог не испытывать на себе и трагедию своего положения. Вряд ли оно приветствовалось дворянским обществом и, вероятно, поэтому Константин Евлентьев вскоре покинул родной край. Итак, принимая во внимание все вышеприведенные сведения о его жизни и деятельности, мы имеем все основания с полной серьёзностью отнестись к публикации Евлентьева о месте рождения Н.М. Карамзина и не считать её «малодостоверной и тенденциозной». Добавлю ещё, что заслуги этого замечательного краеведа были отмечены после его смерти и в Пскове, столь знаменитом в России на исторические события и где теперь есть улица, названная его именем. Так что в роду Карамзиных на историческом поприще отличился не только Николай Михайлович. Но даже если Н.М. Карамзин и Константин Григорьевич Евлентьев не являлись родственниками, изыскания последнего не утрачивают своей ценности.
Подведём итоги. В дискуссии о месте рождения Карамзина принимали участие, главным образом, его родственники по второй жене отца, потом к процессу подключились известные историки и краеведы. Изучив опубликованные сведения, несложно убедиться, что свидетельства в пользу «оренбургской версии» изобилуют подробностями семейных преданий и не менее серьёзно разработаны в краеведческом аспекте. В доводах в пользу «симбирской версии» вы не встретите, например, описания села Знаменского или дома, в котором мог родиться историограф. В чём я убеждён, и имею смелость говорить, так это то, что дискуссию о месте рождения Николая Карамзина могут продолжать краеведы (что прекрасно продемонстрировал Ж.А. Трофимов), не только пристально изучающие архивные документы и литературные источники, но и которые непосредственно, опытным путём исследуют пространство родного края… Его предания и легенды, топонимику, старинные дома и церкви, человеческие судьбы.
Вряд ли наш великий историограф предполагал, сколь серьёзно последующие поколения историков и литераторов будут изучать его биографию. Конечно, точку в вопросе о месте рождения Н.М. Карамзина могла бы поставить запись в метрической книге того прихода, где он был крещён. Но книг того времени в оренбургских архивах не сохранилось, как не сохранилось их и в Национальном архиве Республики Татарстан (в 1765 – 66 гг. Бузулукский округ находился в церковно-ад­ми­нистра­тивном подчинении Ка­занской епархии). Насколько известно, таких записей не найдено и в Симбирске (Ульяновске). Дискуссия так и остаётся незавершённой… В то же время хочу особо отметить, и в чём я нисколько не сомневаюсь, что духовной родиной Н.М. Карамзина является Симбирск, где он провёл детские и отроческие годы. Однако светом своей искренней любви к отечеству и заслуженной славы он благословил и нашу землю, где служил его отец, где жили его любимые братья и куда он писал полные братской привязанности письма. И это нам ещё предстоит осмыслить.
К вопросу о наследии Карамзиных в Оренбуржье и об их связи с нашим краем придётся возвращаться в 2016 году, который указом Президента России Дмитрия Медведева был объявлен годом Николая Михайловича Карамзина. У нас есть все возможности встретить его достойно.
ПРИМЕЧАНИЯ
1 РГВИА Ф. 414. Оп.1. Д. 333.
2 Пекарский П.П. «Старинное известие об имении Карамзиных: село Михайловское-Преображенское»//Письма Н.М. Карамзина к И.И. Дмитриеву с примечаниями и указателем, составленными Я. Гротом и П. Пекарским. СПб.1866. – С. 457.
3 Сиповский В.В. О предках Н.М. Карамзина // Русская старина, 1898. – Т. 93. – № 2. – С. 431-435. – Сетевая версия – И. Ремизова. 2006. http://mikv1.narod.ru/text/Sipovsk_RS98t93n2.htm Дата обращения 9 января 2012 г.
4 Погодин М.П. «Николай Михайлович Карамзин»// Москвитянин. Ч. 2. № 3. Москва. 1846.
5 Сиповский В.В. О предках Н.М. Карамзина // Русская старина, 1898. – Т. 93. – № 2. – С. 431-435. – Сетевая версия – И. Ремизова. 2006.) http://mikv1.narod.ru/text/Sipovsk_RS98t93n2.htm Дата обращения 9 января 2012 г.
6 Трофимов Ж.А. Симбирск и симбиряне: Исторические и литературные поиски. Ульяновск. 1997. – С. 111-128.
7 Погодин Н.П. «Несколько замечаний к первой статье о Карамзине»// Москвитянин. Ч. 2. № 4. Москва. 1846.
8 Погодин Н.П. «Несколько замечаний к первой статье о Карамзине»// Москвитянин. Ч. 2. № 4. Москва. 1846.
9 Аксаков С.Т. Детские годы Багрова-внука. Москва. 2007. – С. 482, 483.
10 Карамзин Н. М. Письмо Карамзину А. М., 1 июня 1817 г. Царское Село // Российский архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII – XX вв.: Альманах. — М.: Студия ТРИТЭ: Рос. архив, 1992. — С. 34. — [Т.] II—III.
11 Ивлентьев К. «Несколько слов о месте рождения историографа Карамзина»//Самарские губернские ведомости. Неофициальная часть. 22 марта 1852 г. С. 165, 166.
12 Ивлентьев К. «Несколько слов о месте рождения историографа Карамзина»//Самарские губернские ведомости. Неофициальная часть. 22 марта 1852 г. С. 165, 166.
13 Дмитриев М.А. Мелочи из запаса моей памяти // Дмитриев М.А. Московские элегии. – М.: Московский рабочий, 1985. – С. 141 – 302. Цит. по http://az.lib.ru/d/dmitriew_m_a/text_0080.shtml.
14 Там же.
15 Пекарский П.П. «Старинное известие об имении Карамзиных: село Михайловское-Преображенское»//Письма Н.М. Карамзина к И.И. Дмитриеву с примечаниями и указателем, составленными Я. Гротом и П. Пекарским. СПб. 1866. – С. 457.
16 Медников М.М. «Константин Григорьевич Евлентьев»//Псков. Научно-практический, историко-краеведческий журнал. № 22. Псков. 2005. – С. 206. http://www.derjavapskov.ru/reg/regpsknaukpraktjurnal/2251/)
17 Ивлентьев К. «Сказание о Бузулуке»//Оренбургские губернские ведомости. Часть неофициальная. № 4. 14 октября. 1850; Он же. «Бузулук»//Оренбургские губернские ведомости.  Часть неофициальная. № 29. 22 июля 1850 года. Л. 142,143.
18 ГАОО Ф. 173. Оп. 8а. Д.190?.
19 Там же. Л. 2.
20 Там же. Л. 1.

Прочитано 4740 раз Последнее изменение Четверг, 05 Декабрь 2013 13:17
Колычев Сергей

Сергей Викторович Колычев родился в 1977 году в Бузулуке Оренбургской области. Закончил исторический факультет и аспирантуру Самарского государственного педагогического университета. Защитил кандидатскую диссертацию по истории Уральского (Яицкого) казачьего войска. Автор книги «Обитель» о Спасо-Преображенском Бузулукском мужском монастыре. Работал корреспондентом и ведущим на канале в Бузулуке, специальным корреспондентом газеты «Нефтяник Оренбуржья» и службы информационных программ «Вести Оренбуржья». Ныне – руководитель пресс-службы Бузулукской епархии, сотрудник Таманской экспедиции Института археологии РАН, ведущей раскопки крупнейшего в России памятника античного времени – древнегреческого города Фанагории. Живёт в Бузулуке.

Copyright © 2012 ГОСТИНЫЙ ДВОР. Все права защищены