Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/administrator/components/com_sh404sef/sh404sef.class.php on line 410

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 155

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 157

Warning: Illegal string offset 'defer' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 159

Warning: Illegal string offset 'async' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 163
Альманах Гостиный Двор - Бибика с салом

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596
Пятница, 28 Сентябрь 2012 09:44

Бибика с салом

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Запевала

Анатолий Андреевич Белев рассказал недавно интересную историю.
– В конце 1950-х годов была у меня легковая машина. Редкость большая по тем временам, а для рыбалки –  удобство необычайное. Выехали мы как-то с друзьями под Янайкин, остановились на Старом Урале. Порыбачили, заварили уху, поели.  И выпили, конечно. Ну а как же на природе, да ещё под рюмочку, и без песни?  Запели. Хорошо!

Дальше – больше; и пошло у нас вроде как соревнование: запевали мы по очереди казачьи песни – кто больше вспомнит. Надо сказать, песельники у нас в компании подобрались ещё те – заядлые. Пели долго, почти до рассветной зари.
А на другом берегу находился полевой стан, бригада сенокосная. Утром я поднялся пораньше – чайку вскипятить. С той стороны к берегу бесшумно скользнула будара. Сидел в ней пожилой уже казак, про таких уральцы говорят: истинный Гар-рыныч! В фуражке с малиновым околышем, борода в пояс.
– Сразу видать, казаки гуляли! Вщю ноченьку слушали ваши пещни. Казачью кровь мы и с того боку сердцем чуем. Ты сам чей будешь?-
– Белев.
– Хха! Ты каку манду в казачьих делах понимашь? Где тут у вас казаки? Запевалу показывай!
Я поднял полог у палатки. Крайним головой к выходу спал Коля Хан. Родился он в Лбищенске и вырос среди казаков. Песни казачьи знал, конечно, в совершенстве.
– Вот наш запевала.
– ??
– А казаки-та у вас ещть? А ну, кто в палатке ещё?
А ещё в палатке похрапывал Борис Борисыч Пышкин. И единственный в нашей компании уральский казак – Сергей Яковлевич Шепталов.
Рассерженный Горыныч смягчился только после предложенной в стакане водки. Сноровисто помог развести костёр, под завязавшийся разговор выпили мы с ним ещё. И пока закипал чайник, впору было будить нашего запевалу!

Бибика с салом

Частенько доводилось мне слышать в детские годы от старших: «А бибику с салом не хочешь?» Да и сверстники в запале игры кричали порой друг другу: «На тебе бибику с маслом!», сопровождая эти слова известной фигурой из пальцев.       
Выражение вроде бы шутливое, и на первый взгляд, лишённое всякого смысла.
Что ж это за бибика такая, и откуда она пришла к уральским казакам?
Начал я расспрашивать друзей и знакомых про бибику; слышали про неё многие. А вот что это такое – не знают. Павел Кириллович Кирсанов рассказал, что когда бабушка звала кушать, то часто на его вопрос: «А что кушать будем?» – шутливо отвечала: «Бибику с салом!» Но никакой бибики на стол не выставляла, а всё больше картошку да кашу с молоком.
Александр Петрович Ялфимов сообщил, что выражение это особенно распространено было среди жителей низовских посёлков, от Янайкина и ниже по реке Уралу.
Летом 1832 г. к северо-восточным берегам Каспийского моря отправилась экспедиция под руководством Григория Силовича Карелина. В экспедиции приняли участие и 150 уральских казаков. Ранним утром 9 июня суда экспедиции подошли в районе полуострова Бузачи к берегу. Впереди  завиднелись Туманные горы: «Горы сии действительно заслуживают данное им наименование, ибо издали от цвета своего кажутся как бы в тумане», – говорит Г.С. Карелин.
(Отвлекаясь от истории с бибикой, хочу попутно заметить: до сих пор в памяти сидит строка из песни, слышанной как-то в детстве; даже и не строчка, а так, несколько слов: «Рын-пески, туманны горы…»
«Кайда пески – кайда горы!» – воскликнет уральский читатель, и будет прав. Строчка эта как бы обозначила крайние точки на востоке и западе уральских войсковых земель, в пределах которых все тропки исхожены были казаками).
Так вот, на берегу, у подножия Туманных гор, среди других растений, Григорий Силович обнаружил сразу две разновидности растения пеган (Peganium harmala et eritromifolium), на котором росли ягоды «величиною и цветом подобные крыжовнику, чрезмернокислые, но не совсем неприятные. Они имеют прохладительное свойство, называются бибикою и весьма пригодны для делания уксуса и крепких спиртных напитков». Вот эта самая бибика, в прошлом хорошо известная у казаков, и вошла в поговорку.  
Н.М. Малеча в своём «Словаре говоров уральских (яицких) казаков»* привёл три значения слова бибика:
1 – растение;
2 – всякая плохая, бедная пища;
3 – что-то особенное (о пище).
Моя жена, Наталья Владимировна (в девичестве Кузеняткина) на вопрос о бибике сердито ответила: «Мы не нищие были, чтобы бибику с салом есть. Мы ели красную рыбу да чёрную икру».   Судя по её реакции, Наталья Владимировна воспринимает слово именно во втором его значении.
И третье значение, насчёт особенной пищи: «Бибики с салом ему не хватает». Чаще всего именно такой смысл в выражение и вкладывают уральцы. Тот же самый, что русские в поговорку про «птичье молоко».  
Надо сказать, что уральские казаки использовали в своей повседневной жизни множество растений. Григорий Силович за время экспедиций узнал от них о лекарственных особенностях многих трав. К примеру, корни степной малинки (Ephedra mono stachya) казаки настаивали на водке; это считалось лучшим потогонным средством при различных болезнях.

* том 1, стр. 133

Рубель и валёк

В «Словаре говоров уральских (яицких) казаков» Нестора Михайловича Малечи почему-то пропущено типично уральское слово «валёк»; хотя имеется слово «рубель». Вернее, само слово «валёк» есть, но лишь в значении ударной части цепа для молочения зерна, хотя местные краеведы всегда были уверены, что российский рубель известен у уральских казаков под именем валёк. Взять, к примеру, известное у нас, легендарное побоище на Вальковом острове. Один из вариантов этой истории отнесён Н.Ф. Савичевым к самому началу XIX века, ко времени реформы Медера и казней Волконского. Помните?
«Вальковым» остров этот, или скорее полуостров, назван по следующему случаю. Солдаты, оставленные на экзекуции в Уральске оренбургским военным губернатором князем Волконским после введения штата об управлении войском, дозволяли себе разные своевольства. Однажды они очень назойливо пристали с любезностями к женщинам, полоскавшим бельё в старице против острова, тогда ещё безымянного, и оскорбили этим женщин, не желавшим разделять их ласки. Казаки, мужья обиженных женщин, желая проучить солдат, замаскировались женщинами, взяли бельё, вальки, которыми колотят при полоскании бельё, и пошли вечерком совершать прачечное дело. Маски не обманулись в своём ожидании, что гладко обритые и остриженные солдаты придут на любовную охоту. Подстережённые таким образом селадоны дорого поплатились за нахальство: замаскированные казаки отколотили их так вальками, как бельё не колотят. С тех пор остров назван Вальковым»*.
Есть городская легенда, которая приписывает заслугу наказания солдат самим женщинам, избившим в лёжку незадачливых ухажёров тяжёлыми, намокшими в воде вальками.
Следует пояснить, что рубель и валёк вместе служили приспособлением для  глажения белья. Вот два предмета: круглая и гладкая деревяшка, вроде длинной скалки, и брусок с ручкой и поперечными зубцами. На круглую, как валик, деревяшку наматывали бельё при глажении, и зубцами другой прокатывали на столе, разминали его. Здесь вроде всё ясно: круглая палочка – валёк, а зубчатая, с выпиленными, как бы вырубленными зубцами, – рубель. Но часть наших земляков-уральцев и рубель называют вальком!
А Вальков остров? Какими вальками казачки стирали здесь своё бельё?
Анатолий Андреевич Белев рассказал, среди других, историю про янайкинских казачек.
В середине 1950-х годов как-то ехал он с директором совхоза Карякиным; в дороге, как всегда, разговоры разные вели. Между прочего Анатолий Андреевич спросил:  
– Правду говорят, что янайкинские женщины самые боевые?
– Да. Мы в Янайкине  в сельсовет не пьяниц вызываем, а их жён. Проинформируем о поведении мужей, а уж они дома проводят с ними воспитательную работу. Вальками. Иногда даже излишне строго. Вот хороший механизатор в этом году не прошёл медкомиссию;  голова кружится, равновесие теряет. Накануне жену его в сельсовет вызывали.
Поскольку вопрос об уральском вальке был не совсем ясен, я не удержался и подвёл Анатолия Андреевича  к музейной полке, где лежат эти самые знаменитые вальки-рубеля. Нет, я помнил, что круглую, похожую на длинную скалку, принадлежность старые уральцы называют то валиком, то скалкой; российские люди – каталкой. Беру её в руки и показываю Белеву:
– Что это?
– Валёк.
Поднимаю деревянный брусок с ручкой и нарезанными поперечными зубьями:
– А может быть, этим янайские жёнушки мужей охаживали?
– Да что ты, рубалём ведь и убить можно! Вальками лупили!
Что же, выходит, правы те, кто называет это приспособление не вальком, а рубелем, рубельником? А как же Вальков остров и авторитет старшего поколения краеведов?
Хотя в «Словаре…» Н.М. Малечи нет отдельной словарной статьи, в других местах встречаются великолепные примеры применения этого названия уральцами: «Раньше бельё-то не гладили, а катали; рубель-то и называли каталкой» (записано в Калмыкове – А.К.).
Интересно, что глажение белья уральцы обозначают и словом рубить: «Рубелем рубили бельё».
Рубель, рубельник использовался часто и в домашней медицине при лечении чемера, чемирчака – так уральцы называют позвоночник, поясницу: «Чемер рубельником выкатывают» (записано в Бударине и в г. Уральске – А.К.)
Казаки из верховских и приобщинских посёлков несколько отличались в быту и традициях от низовских казаков; рубель здесь называли также рубанком, а валик – скалкой.  «Гладили раньше скалками да рубанком» (записано в Крутилинском). «На скалку навернут бельё, а рубелью катают (записано в Чиже – А.К.). Заметно, что названия валёк, рубель, скалка, каталка с течением времени всё больше теряют строгий  ареал распространения. В одном и том же посёлке могут рубель называть и вальком, и даже каталкой.
Но как всё-таки выглядит легендарный уральский валёк? Это круглая и гладкая деревянная палка, напоминающая скалку, более полуметра длиной. Именно такими уральские казачки на Вальковом острове и янайские казачки в своих избах приводили в чувство провинившихся мужчин. Причём путаница происходит ещё и потому, что в том же Янайском вальком называли оба предмета: и круглый валёк-каталку, и рубчатый рубель. Рубель в Янайкине и других низовских посёлках – это рубчатый валёк, которым никогда не стирают, а гладят («раскатывают») сухое бельё. Вот как разъясняли различие их назначения казаки-уходцы: «Рубалём катают, вальком колотят» (записано в Нукусе, от казаков-уходцев).
Рубчатые вальки, рубеля, в семье берегли и передавали из поколения в поколение. Мария Георгиевна Калентьева (в девичестве Яманова, родом из Янайкина) хранит бабушкин валёк, хотя давно уже гладит утюгом: «валёк – ет же мебель была!»
Рубчатые вальки, словно ружья, имеют свой калибр. Вот на витрине выстроились тяжёлые, толстые, с глубоко вырезанными крупными рубцами – не рубеля, а в самом деле прямо рубельники. Такими гладили верхнее бельё из грубой, толстой ткани. И есть рубели тонкие, с меленькими, закруглёнными рубчиками и упором для руки на противоположном от ручки конце; ими катали бельё из тонких тканей. Такими, наверно, и чемер «выкатывали».
В центральных районах России рубель тоже применяли только для глажения белья, и на речку не носили. Для  стирки там использовали валёк, формой похожий на рубель, но только плоский и гладкий, без зубцов, которые повредили бы ткань.
Гладкий и круглый валёк для стирки, или каталка для глажения у казаков, в отличие от рубчатого валька-рубеля, делался элементарно просто; его могла заменить и свеже­срубленная, подходящей толщины ветка.
С появлением в быту мыла, вальки всё реже применялись даже для стирки стёганых одеял и фуфаек. Толстые вещи относили к воде и мяли ногами в корзине, ставя её где-нибудь на траву.
Вот какие приключения и превращения переживал во времени такой знакомый и позабытый ныне валёк. За рассказы о вальке и рубеле я благодарю А.А. Белева, Юрия Ильича Асманова,  Марию Георгиевну Калентьеву, Раису Фёдоровну Боброву и Елену Ивановну Скачкову.
Просто анекдот                
Юрий Григорьевич Назаров спросил недавно у знакомого из  Гурьева – Атырау, как там у них с Рыбой дела обстоят? Рыбой, надо сказать, уральские казаки называют осетра с белугой, да шипа с севрюгой; ну и стерлядь.  
Понятно, как дела обстоят с красной рыбой на Урале после двух десятков лет разграбления его богатства. Чтоб теперь белужку поймать, приходится от устья зимой  отъезжать в море километров за сорок. Ближе Рыбы нет. Поэтому знакомый и купил себе для рыбалки машину. «Ниву».
Анекдот – это когда пытаются шутить по серьёзному, даже грустному поводу: как, например, исчезновение красной рыбы в реке, пропажа городов, посёлков, да и самой реки Урал. Вот, к слову, знаете, почему нет Рыбы в Урале? Да потому, что она сюда просто перестала заходить.  
Говорят, как-то по весне собралась Рыба в морских глубинах Каспийских, сбилась в громадный косяк, чтобы сподручней было идти икру метать по речным перекатам, а после залечь на зиму по родовым  ятовям да омутам Уральным. Но вот чтобы ей до знакомых мест добраться, нужно из глубин морских к устью попасть Уральному и дальше, вверх по реке, мимо славного города Гурьева, Калмыкова городка. А там уж – вон они, родимые места.
В середине косяка плыла громадная белуга. Одна «варка» (голова) у неё за сто кило. Кругом неё осетры. Которые покрупнее – ближе держатся; молодёжь и прочая мелкота – с краёв. Севрюжьи стаи, как подводные лодки прикрытия, окружают эту главную флотилию.
 Чем ближе к берегу, тем вода становится грязнее и грязнее. Рыбе уже дышать невозможно; и не видно ничего вокруг. А севрюга, надо заметить, когда плывёт, нет-нет, да и выскочит из воды. Словно летучая рыба, или дельфин. Осматривают эти разведчики с высоты полёта местность вокруг, и главной белуге докладывают: подплываем, дескать, к городу в устье реки. Но вода из этой реки больно уж грязная идёт. Как в ней икру метать будем?
– Не сбились ли с курса?– размышляет белуга, –  а ну, посмотрите, нет ли кого из местных на берегу, спросить, что за город?
Севрюги выскакивают плавной дугой из воды; и видят – стоит человек.
– Эй, уважаемый, что это за город?
– Атырау!
– Город Атырау, – докладывают белуге.
– Наверное, плывём не туда! – думает она. Но, умудрённая годами, решает подстраховаться. Всякое может случиться. А вдруг такая фантазия людям пришла, и они город-то переименовали!
– Спросите его, как река эта называется?
Севрюги опять:
– Уважаемый, а какая это река?
– Жайык!-
– Ну точно, – думает белуга, – сбились мы с курса в мутной воде. Поворачивай!
И вся рыбья армада уплыла прочь. Вот с тех пор и кочуют где-то в море. Всё реку Урал ищут. Или, на худой конец – Яик.

* Н.Ф. Савичев «Уральская старина. Рассказы из виденного и слышанного». Уральск, 2006 г., стр. 460;
* см. «Словарь….», том 3, стр. 549

 

Прочитано 3690 раз
Курлапов Александр

Александр Зотович Курлапов родился в 1950 году в Уральске Казахской ССР. Служил в Советской армии. Окончил исторический факультет Уральского педагогического института. Один из создателей и первый директор частного музея «Старый Уральск», преобразованного в 2003 году в народный, где работает научным сотрудником. Автор нескольких книг по истории края, яицкого-уральского казачества, редактор и издатель краеведческих альманахов «Горынычъ» и «Новый Горынычъ». Живёт в Уральске.

Последнее от Курлапов Александр

Другие материалы в этой категории: « Русский язык
Copyright © 2012 ГОСТИНЫЙ ДВОР. Все права защищены