Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/administrator/components/com_sh404sef/sh404sef.class.php on line 410

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 155

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 157

Warning: Illegal string offset 'defer' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 159

Warning: Illegal string offset 'async' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 163
Альманах Гостиный Двор - Не опоздать бы…

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 226

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596
Пятница, 17 Август 2012 19:39

Не опоздать бы…

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Уважаемая редакция!

В прошлом году на одном из оренбургских телеканалов прошла программа, посвящённая проблемам реки Урала – паводки, обмеление и прочее. Когда зашла речь о защите населения от паводков, один из участников (а были собраны специалисты-гидрологи) уверенно заявил, что они скоро будут закачивать воду весной под землю и в нужное время добавлять её в реку. Непонятно, кто уважаемому инженеру подготовил ёмкости под землёй и видел ли он хотя бы средний паводок на Урале? И даже если и удастся что-то закачать, то получить обратно кроме рассола ничего не получится, потому что грунты в нашей территории сильно засолены.

Много было на этой встрече сказано удивительного и, мягко говоря, некомпетентного, видимого даже для дилетантов, каким являюсь и я. Просто всю жизнь, уже немалую, я интересовался нашей рекой, находил, что мог, о ней в печати, многое узнавал от настоящих специалистов, которым верю, потому что предсказания их, увы, сбываются. Прошу вас посмотреть непредвзято на эту статью, поверьте, написать её мне было непросто. Наверное, в ней есть нечто и спорное, что не преминут найти учёные. Согласен на любые обвинения и ярлыки, только бы продолжался разговор на эту, поднятую вами ранее, судьбоносную для региона тему.
Позже на телевидении была встреча с высоким заезжим географом, вполне серьёзно утверждавшим, что скоро мы будем пить чистейшую воду из Байкала, проведённую по трубе до Оренбурга! Байкал, конечно, большой, но и Россия велика, и на всех его не хватит, да и чистой вода будет в трубе недолго, потому что в ней быстро обоснуются и микрофлора, и микрофауна.
Конечно, хочется верить нашим учёным, но в поднимаемом вопросе народная экспертиза, как показывает опыт, нелишняя. Мы, оренбуржцы, должны знать, есть ли какие-либо принятые проекты и планы в отношении реки Урала. До сих пор мне кажется, что пока это одни разговоры. Не опоздать бы...
А теперь о причинах, приведших, на мой взгляд, к нынешнему маловодью, и как можно было бы исправить ситуацию. Сразу хочу сказать, что нам придётся расстаться с мечтой о судоходном, глубоком и полноводном Урале, потому что река таковой никогда не была, и природой ей было это не дано. Но если сравнить снимки, сделанные на Урале (у Оренбурга, где сегодня автомост) в конце XIX века и лет 30 – 40 назад, можно уже заметить неладное. Тогда, где-то в году 70-м в газете «Правда» появилась статья с говорящим заголовком «Каспий теряет сына», вызвавшая определённый резонанс у общественности, но не изменившая, к сожалению, ничего. Мифы о якобы существующем некогда судоходстве на Урале, гуляющие в печати, мифы и есть. Нельзя же считать судоходством двухнедельную нормальную работу в паводок и затем мучения речников, переползавших всё лето на своих небольших судах с одной мели на другую. В километре ниже железнодорожного моста на самой «нехорошей» мели три четверти русла перегораживали плетнём из тальника, чтобы хоть немного поднять уровень в фарватере, ибо надо было перевозить грузы и пассажиров прибрежных сёл. Поэтому особая благодарность речникам за обеспечение переправы на заречную сторону паромами в период паводков, когда ещё не было постоянного моста.
В нашем областном архиве есть сведения о создании в конце XIX века некой пароходной компании, но дело это заглохло по причине того же маловодья. Вряд ли купцы и промышленники, инициаторы судоходства на Урале, отступились бы от своей идеи, будь на это какая-то возможность, и с казаками, противившимися судоходству, сумели бы договориться.
В шестидесятые годы прошлого века через Урал построили мосты, пошли автобусы, и надобность в речниках потихоньку сошла на нет. Дольше всех продержался прогулочный теплоход «Валентина Гризодубова», имевший при солидных размерах небольшой вес и осадку около 60 см, а водомётный двигатель позволял промывать проход при заходах на мель.
Но на реке было и немало глубоких мест. В пойме, свободной от появившихся позже насыпей к мостам и дорогам, во время больших тогда паводков течение усиливалось, размывались и уносились слабые грунты, образуя ямы и омуты, отливались новые мели и песчаные пляжи.
Изменения, произошедшие с рекой за последние десятилетия, довольно заметны. Сегодня дно реки словно выровнено каким-то гигантским бульдозером, а, самое главное, угрожающими темпами стало наступать маловодье. Почему же это случилось? Ведь, по статистике, осадки на площади водосбора бассейна реки в средних многолетних величинах остались прежними, промышленная, хозяйственная нагрузка в последние годы даже уменьшилась. Если воды нет в реках, значит, она в грунтах, в первую очередь в верховодке (первом слое вод, собирающемся на водонепроницаемых грунтах – В.С.)? Но и там её немного. Знаю не понаслышке, что многие дачники вынуждены глубже забивать трубы  своих колодцев. Где же вода? Что изменилось за эти полвека? Практически ничего, кроме появления на карте региона Ириклинского водохранилища, призванного, по замыслам его строителей, регулировать сток реки и защищать нас от высоких паводков.
Вспомним знаменитый залив Кара-Богаз-Гол. Каспий, вливаясь в него через широкий пролив, не в состоянии выровнять его уровень со своим, так велики скорость и испарение воды. И в Оренбурге площадь акватории Ириклинского водохранилища, ветры, низкая влажность воздуха, летняя жара сопоставимы с потерей воды, на которую и убыл наш Урал. А это, по некоторым данным, до четверти стока реки…
Постоянная потеря подпорного уровня водохранилища, отбор воды на его пополнение весной – и реке ничего не остаётся на естественное и необходимое обновление русла и поддержание уровня в межень. Пойма, достигающая когда-то ширины в десятки километров, с озёрами-старицами, при отсутствии нормальных паводков перестаёт служить аккумулятором воды. Верховодка, не получая паводковой «зарядки» и соответствующего подпора, скатывается со всей площади водосбора вслед за быстроубывающей рекой. Не отсюда ли общее обезвоживание региона, исчезновение родников и малых рек? Как же тогда понимать некоторых специалистов, призывающих ещё больше зарегулировать Урал и проектирующих постройку нескольких новых водохранилищ на реках бассейна? Наверное, правы их оппоненты, утверждающие, что тогда мы вообще потеряем реку…
Последствия нынешнего обезвоживания, по-видимому, необратимы и со временем будут только возрастать. Мы старательно не замечаем грозные предупреждения, даваемые нам природой, не замечаем, что исчезли многочисленные ещё недавно скворцы, стали малочисленны колонии грачей, почти исчезли жаворонки, и список этот можно продолжить. Видимо, исчезли какие-то виды растений с их соками, пыльцой и нектаром, которыми питались насекомые, основа корма птиц. Озабочены и многие пасечники: в последнее время уменьшилось количество пчелосемей, да и самих пчёл в них. А ведь давно учёные предупреждали, что если исчезнут пчёлы, то через некоторое время рухнет вся окружающая природная среда... Обезвоживание страшнее засух, которые приходят и уходят. При наличии паводкового подпора верховодка, не имея беспрепятственного стока в реки, поднимает влажность земли в слоях корнеобитания на многие километры от рек, а при колебаниях атмосферного давления выходящий из глубин влажный воздух усиливает этот процесс, сглаживая последствия засух в особенно важный период с мая по июль.
Что же может остановить надвигающуюся беду для жителей региона? Есть мнение, что стоит только почистить русло и вскроются родники и какие-то мифические подземные реки наполнят Урал. На деле всё по-другому. Во-первых, никакой ил или сор не удержит выход грунтовых вод в реку, если они, эти воды, есть. Чистить нужно только расположенные выше их уровня заиленные старицы и озёра. И, к сожалению, никаких подземных рек в регионе не существует. Есть подземные, где-то значительные, скопления воды на разных геологических уровнях, но большая часть их сильно засолена (реликты бывшего здесь древнего Каспия), а имеющиеся пресные подземные озёра малочисленны.
Настораживают намечаемые меры по очистке русла, названы проблемные участки и, насколько понимаю, это перекаты и мели. А ведь перекаты создают определённый подпор, не позволяющий, особенно в межень, разгоняться течению, снижающему уровень реки и усиливающему обезвоживание бассейна. В местах, где есть проблема с высоким стоянием грунтовых вод, именно так и поступают – углубляют имеющиеся речки и ручьи, и вода уходит, но надо ли это нам? Не получим ли мы в результате такой очистки глубокую канаву с быстрым ручьём на дне? Нормальные, регулярно повторяющиеся, как можно дольше удерживающие высокий уровень воды паводки гораздо больше необходимы для нашего Урала. В это время река расходует около 80 процентов годового стока. Препятствуя быстрому сходу вод в притоках, паводки способствуют сохранению и пополнению грунтовых вод и увлажнению почв всего региона.
Например, после высоких подряд паводков (в 1993 – 1994 годах) появились родники в старицах, до этого уже превратившихся в сухие овраги. Но для паводка нужна вода. А её нет и взяться ей просто неоткуда. Мне рассказывал житель одной из деревень в Кувандыкском районе, который попытался с односельчанами расчистить родник, питавший небольшую, недавно высохшую речку возле их села. На дне глубокой и широкой ямы оказался только слегка влажный песок. А те 25 процентов стока, улетающих с акватории Ириклинского водохранилища, на нашей территории не выпадают и надеяться нам, по сути, не на что. В ближайшее время только пересмотр водохозяйственной деятельности с целью экономии может задержать наступление водного кризиса.
Получается, благие намерения по защите от аномальных паводков привели к нынешней ситуации, к тому же, как оказалось, в случае их повторения (как в паводок 1957 года) плотина на Ирикле существенно не сможет повлиять на уровень воды у Оренбурга, потому что площадь водосбора ниже её такова, что снизить этот уровень удастся только на… 30 сантиметров!
Поэтому, чтобы не бояться половодья, не надо строить в пойме дома, дачи и предприятия, мест у нас для этого других хватает. А большие паводки в 1942 и 1957 годах не могут не повториться, если количество осадков, глубина промерзания грунтов, режим таяния снега совпадут в определённом ключе. Причём повториться они могут в ещё худшем варианте, учитывая замеление русла, появившиеся в пойме насыпи к мостам и дорогам, разросшийся кустарник по берегам и отмелям. В реалиях прошедшего лета такая ситуация кажется надуманной, но это не первая и, к сожалению, не последняя засуха, бывали годы и пострашнее. Всё знающая статистика ставит минувшую напасть в нашем регионе где-то на 20-е место за последние 200 лет. Но если аномальный паводок и случится, это только слегка затормозит запущенный процесс обезвоживания региона, принявший необратимый характер.
Так как же быть? Не разрушать же плотину, которая строилась, по-моему, в большей степени для устойчивой работы Ириклинской ГРЭС?
Единственный вариант в моём понимании такой: спасёт Урал только вода, которую можно взять в бассейне нашей могучей соседки Оби, и уверен – уже нынешнему поколению придётся это делать. Понимаю, это сейчас не модно – «поворот рек», идея, давшая в своё время ловким ребятам выбиться к вершинам власти на её шельмовании.
В те, не столь давние времена наших «скоропостижных» реформ, воспользовавшись авторитетом известных сибирских писателей, выразивших сомнение в экологической чистоте проекта, они начали под видом борьбы за экологию охаивание этого проекта. Например, вместо предполагаемого нормированного отбора части стока рек выставлялся термин «поворот рек». Весь этот шабаш, поддержанный митинговой демократией, усиленный бесхребетностью тогдашней власти, шельмованием учёных – авторов проекта, позволил угробить его и вместе с ним мощнейшую организацию «Водстрой», которая могла бы совместно с наукой, учтя новые подходы к водопользованию, сделать много полезного.
Вряд ли жители Приобья, например, отказались бы от возможности отдать часть воды, когда в летний паводок 2010 года заливало их города и сёла, пригороды Новосибирска, а их ближайшие соседи в это время страдали от безводья. И такие паводки там не редкость.
Тогда против этого проекта выступили даже страны Северной Европы во главе с нашей давней «доброжелательницей» Англией, утверждавшие, что уменьшение притока тёплых вод в Ледовитый океан вызовет в их странах похолодание. Что бы они сказали сейчас, когда тающие ледники и полярные льды грозят затоплением их территорий? Кроме того, есть теория, по которой замедление течения Гольфстрим связано с опреснением воды в Ледовитом океане, и отбор части стока наших рек поэтому оправдан.
Но нет худа без добра. Сегодня это можно делать для российских регионов, а не для оказавшихся «непомнящими родства» бывших союзных республик. Мне кажется, грядёт время не каналов, а водных трубопроводов, которые исключат испарение и фильтрацию в грунты воды, становящейся реальной ценностью, а также заболачивание и засоление почв. В нашем случае трубопровод реально даст то, что делает реку рекой, – воду. Хотя бы в том количестве, какое «умыкает» у Урала Ирикла, и река сумеет вновь промыть русло и восстановить себя и прилегающие территории, будет жить, как жила она веками до нас. Но много ли можно пропустить воды по такому трубопроводу? Несколько лет назад, при ремонте плотины, какое-то время наш добрый Урал в обход её протекал по трубе диаметром около метра, и мы не заметили потери уровня воды. Не это ли реальный выход из ситуации? И не придётся калечить русло и берега тяжёлыми машинами и земснарядами, заваливая поднятым илом донную флору и фауну – основу жизни ещё имеющейся рыбы, то есть, напрасно тратить огромные деньги для того, чтобы в недалёком будущем повторить слова нашего знаменитого земляка: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Казахстан, кровно заинтересованный в том, чтобы Урал продолжал впадать в Каспий, вряд ли откажется от участия в таком проекте. Стоимость работ для обеих стран может быть вполне приемлемой, тем более что Россия и Казахстан имеют огромный опыт в подобном строительстве (нефте- и газопроводы посложнее водных). Главное препятствие, по-моему, будет только со стороны ещё не забывшей своей победы псевдонаучной, политиканствующей части нашей интеллигенции. Им бы более пристало заняться темами моральной, духовной    деградации общества, принявшей при их участии (или безучастия) угрожающий характер, не менее опасный, чем поднятая тема. Сегодня нужно, чтобы специалисты, оперируя фактами и цифрами, доказали необходимость строго дозированного отбора части стока наших рек в возможное для этого время. Это необходимо миллионам наших же людей, встающих перед проблемой нехватки воды и, следственно, возможности жизни на своей земле…

P.S. Сожалею, что при ссылках на какие-то факты и цифры не имею возможности указать на источники. Никогда не думал, что буду писать такую статью, но уверяю, что взяты они из общения со специалистами, личного жизненного опыта, печати, телевидения. Сам я верю далеко не всем, как, например, министру сельского хозяйства области, пообещавшему в скором времени победить засухи – насадим, мол, лесополосы, очистим реки и родники, при этом накормим рыбой весь регион. Поверьте, нет ни малейшего желания ёрничать над уважаемым человеком, делающим своё нелёгкое дело, просто его слова ещё больше настораживают: правильно ли то, что предлагает власть для решения проблемы? То, что сейчас делается для спасения Урала, – имитация деятельности. Эти ежегодные заплывы флотилии чиновников, наших и казахстанских, сопровождающиеся жалостливыми охами по поводу состояния реки, наверное, скоро прекратятся – лодки не пройдут по мелям. Проблема сложна, не имеет пока точного научного обоснования, потребует огромных денег и времени. А у высоких руководителей, без решений которых ничего нельзя сделать на местах, срок пребывания у власти не вечен и впрягаться в дело, не сулящее быстрых дивидендов, рисковать при этом частью своего электората желающие вряд ли найдутся. Поэтому с горечью приходится признать, что в нынешних условиях река, наверное, обречена. Если, не дай бог, станет совсем плохо, чиновники эти, сидящие на чемоданах, поедут в страны обетованные, где уже отучили и обустроили своих детей, предоставив нашим греметь вёдрами в очередях у цистерн с водой. Простите за резкость, но посмотрите на реку, и если вы, в силу возраста, помните её другой, замечаете скорость негативных изменений на ней, меня поймёте. Абсолютному большинству из нас ехать некуда. Власть должна что-то начинать делать, но сначала объяснить нам, что!

Прочитано 1173 раз
Слюньков Валерий

Валерий Иванович Слюньков родился в 1941 году в Моздоке Северо-Осетинской АССР, в семье офицера, потомственного казака. В начале войны был эвакуирован вместе с матерью (отец погиб на фронте в 1945 году) на её родину, в Чкалов. Окончил школу, работал электриком, служил в армии. Трудился до пенсии авиатехником на лётной испытательной станции Оренбургского авиаремонтного завода.
Рыбак, огородник, садовник.

Другие материалы в этой категории: « Дневник из шинели
Copyright © 2012 ГОСТИНЫЙ ДВОР. Все права защищены