Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/administrator/components/com_sh404sef/sh404sef.class.php on line 410

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 155

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 157

Warning: Illegal string offset 'defer' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 159

Warning: Illegal string offset 'async' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 163
Альманах Гостиный Двор - Урал – золотое дно

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596
Суббота, 04 Август 2012 23:01

Урал – золотое дно

Автор 
Оцените материал
(5 голосов)

Вот уже много лет А.А. Чибилёв и другие оренбургские, а теперь и казахстанские учёные выступают за придание Уралу – третьей по длине реке Европы – статуса международной национальной реки, за восстановление на межгосударственном уровне комитета по бассейну Урала, за создание трансграничной заповедной зоны в бассейне реки для того, чтобы сохранить и восстановить там уникальные экосистемы, биоразнообразие и популяции осетровых рыб.

Сия река за самую
рыбнейшую в государстве
почитается.
            В. Н. Татищев

ИХТИОФАУНА УРАЛЬСКОГО БАССЕЙНА

В Урале, включая и его дельту, куда заходят чисто морские рыбы, известно 58 видов и подвидов местных рыб, относящихся к 16 семействам. К ним следует добавить не менее 15 видов акклиматизированных и вселённых в искусственные водоёмы бассейна, откуда они проникли и в реки. Большинство уральских видов рыб относится к семейству карповых, составляющему свыше 40% общего числа видов, затем идут осетровые, составляющие 10,5% общего числа видов, сельдевые – 10,5, окуневые – 7, лососёвые – 5,2 и вьюновые – 3,5%. Семейства щуковые, сомовые, тресковые, колюшковые и некоторые другие представлены каждое одним видом.
В целом Урал имеет типичную пресноводную европейскую ихтиофауну. В нём нет ни одного вида, который не встречался бы, например, в бассейне Волги. И, напротив, в Урале отсутствует ряд волжских видов. Относительная видовая бедность ихтиофауны реки связана с тем, что бассейн Урала неоднократно подвергался влиянию наступлений Каспийского моря.
Анализ состава уральской ихтиофауны свидетельствует о том, что заселение Урала рыбами происходит с юга и с запада. В реку проникли виды, которые представлены в Каспийском море полупроходными  формами. Среди них: жерех, лещ, чехонь, сазан, судак. Предполагают также, что и уральская речная плотва произошла от проходной воблы.
Наступление Каспийского моря способствовало продвижению вверх по реке полупроходных рыб, которые заселили все водоёмы средней части бассейна. Именно тогда, видимо, проникли в Урал из моря бычки и колюшки.
Перечень типичных пресноводных рыб (большинство мелких карповых и вьюновые) Урала свидетельствует о его тесной связи с волжским бассейном. И это неудивительно. Верховья многих рек двух соседних бассейнов очень близки друг к другу. В горной части на междуречье существуют озёра, имевшие ещё недавно сток в оба бассейна.
В настоящее время самыми распространёнными промысловыми видами рыб в среднем течении Урала являются лещ, судак, жерех, язь, а также белоглазка, плотва и подуст. В низовьях увеличивается доля полупроходных форм, в том числе чехони и воблы. Среди рыбной мелочи самые распространённые – голавль, елец, ёрш, окунь, уклея.
Очень редким в Урале стал сазан, в прошлом занимавший первое место в уловах. Исчезновение сазана связано с массовыми заморами в 50-60-х годах, вызванными промышленным загрязнением  Урала, а также изменением гидрологического режима реки. Интенсивный вылов, а затем заморы привели к почти полному уничтожению производителей этого вида. Существенное влияние на уральскую популяцию сазана оказал ряд маловодных лет, а также создание Ириклинского водохранилища, в результате чего был срезан поздний паводок. Быстрый спад весеннего половодья в холодный период весны привёл к тому, что даже сохранившиеся производители сазана не находили условий, благоприятных для нереста. Экологическую нишу сазана в Урале, видимо, занял процветающий ныне серебряный карась, раньше в Урале почти не встречавшийся.
Характерными видами для Урала являются налим и сом. Налим встречается от Уральска до верховьев, а сом повсеместно, в том числе и в малых реках в омутах с проточной водой. В Урале для сома идеальные условия: закоряженные глубокие плёсы, заиленные затоны, богатая кормовая база. В среднем течении реки до настоящего времени рыболовы-любители вылавливают сомов весом в 100 – 120 кг и более. А исторические данные и сохранившиеся скелеты свидетельствуют о том, что в благоприятных условиях сомы в Урале вырастали до 3 – 5 м в длину и 3 ц веса.
Своеобразный состав ихтиофауны характерен для горных рек в верховьях уральского бассейна. В чистоводных ручьях обитают форель и хариус.
Среди новых видов, попавших в Урал из Ириклинского водохранилища, отметим сига, рипуса. Интересно, что в Ириклинском водохранилище, а через него и в Урале, появилась каспийская игла-рыба, завезённая из низовьев Урала и Каспия вместе с кормовыми организмами и производителями промысловых видов рыб.
В среднее течение Урала из рыбоводных прудов проник пёстрый толстолобик. В Урале он не нерестится, но подолгу живёт и вырастает до больших размеров. Так, в устье Белогорской старицы в Ташлинском районе Оренбургской области нередко вылавливаются толстолобики весом до 30 кг.
Современный анализ ихтиофауны реки Урала свидетельствует о значительном сокращении численности отдельных ценных видов рыб. Причинами этого служат интенсивное любительское рыболовство, браконьерство, изменения в гидрологическом режиме реки. Гибель рыбы от заморов, вызванных загрязнением, в последние годы значительно сократилась. Принятые меры по охране природных ресурсов и рыбных запасов, сохранение естественного режима в среднем и нижнем течении реки позволяют Уралу на общем фоне других европейских рек «почитаться», как и два-три века назад, за одну из «рыбнейших» рек в России.

ОСЕТРОВЫЕ И ДРУГИЕ ПРОХОДНЫЕ РЫБЫ

Из всех видов рыб самыми ценными считаются осетровые, которых принято называть в народе красной рыбой. Осетровые использовались в пищу человеком с древнейших времён. Они были прославлены в античной поэзии и прозе. Изображения белуги и севрюги чеканились на монетах древних причерноморских городов Ольвии и Пантикапея. У некоторых народов осетровые служили родовыми тотемами племён. Драгоценная осетровая икра играла роль политического фактора. За неё велись захватнические войны Венецией и Генуей на побережье Чёрного моря. Чёрная икра служила поводом для обмена посольствами и договоров тосканских правителей и московских князей.
В эпоху Средневековья осетровый промысел был привилегией английских королей, новгородских и московских князей, китайских императоров, испанских и русских монастырей. На Урале добыча осетровых превратилась в монополию местного казачества, которое стало основным поставщиком красной рыбы в России.
Длительная и хищническая эксплуатация осетровых богатств в странах Западной Европы привела к их истощению. Во многих речных бассейнах Европы осетровые исчезли вовсе. Сильно снизились запасы осетровых в Волге, Дону, других реках. Ныне, пожалуй, только для Урала осетровые остаются действительным символом реки.
Осетровые – пресноводные рыбы, многие из них приспособились жить в солоноватых и даже морских водах. Но ни один вид осетровых не может размножаться вне пресноводных водоёмов. Наибольшей численности достигли осетровые в бассейне Каспийского моря, где представлены 5 из 23 видов осетровых рыб мира – это белуга, осётр, шип и севрюга, которые освоили кормовые ресурсы моря, где проводят большую часть жизни, и стерлядь, которая является туводным видом, то есть никогда не покидает реки.
Белуга, осётр, шип и севрюга Каспия – проходные рыбы. Они регулярно совершают миграции из Каспийского моря в реки для размножения. У проходных рыб выделяют озимые и яровые расы. Озимые заходят в реку летом и осенью, а, перезимовав, нерестятся. Яровые входят в реку зимой и весной и нерестятся в том же году.
Проходные рыбы в реке, как правило, не питаются или питаются очень мало. Преодоление во время нерестовых миграций речного течения, длительное пребывание в реке и сам процесс нереста приводят к сильному истощению производителей. Установлено, что севрюга и осётр теряют во время нерестовой миграции до 30%, а белуга – до 50% своего веса. И, как правило, чем больше энергетические запасы у той или иной особи, чем она крупнее, тем выше по реке она может и стремится подняться. На восстановление сил и развитие новой порции половых продуктов для повторного захода в реку на нерест требуется немало времени: самкам – 5-6 лет, самцам – 3-4 года. Поэтому, несмотря на большую продолжительность жизни (до 30 лет и более), каждый производитель может зайти в реку лишь несколько раз в жизни.
Ежегодно огромные полчища проходных рыб устремлялись в Урал. Их передовые отряды достигали Илека, Оренбурга и даже Орска. Ихтиологическими наблюдениями 1981 – 1983 гг. установлено, что до середины плёса реки поднимаются самые крупные экземпляры осетровых. Это означает, что среднее течение Урала имеет определяющее значение для сохранения крупноразмерных экземпляров осетровых.
Самая крупная рыба Каспийского бассейна – белуга. В 20-х годах нашего столетия в Урале вылавливались экземпляры весом до 12 ц. Обычный вес белуг, нерестящихся выше Уральска, – 150 – 300 кг для самок и 50 – 90 кг для самцов. До наших дней ещё встречаются белуги весом 600 кг и более.
Нерестилища белуги на Урале расположены в нижнем и среднем течении реки. Отдельные экземпляры белуги поднимаются по Уралу до Оренбурга, по Сакмаре до устья Большого Ика, по Илеку до Соль-Илецка. Известны заходы белуги в приток Илека Большую Хобду, а также Утву и Чаган. Почти ежегодно небольшое стадо белуг заходит в озёра Голодное и Мазанка в пойме Илека. Яровая белуга входит в Урал с февраля по апрель и нерестится в конце апреля – начале мая при температуре воды около 8°С. Озимая белуга идёт в реку летом и осенью, зимой залегает в ямы и мечет икру, поднимаясь выше Уральска в начале мая следующего года.
Второй представитель осетровых Урала – русский осётр доходит по Уралу до города Орска, нередок он под Оренбургом. Однако основные нерестилища его находятся на участке Уральск – Илек. В среднем осетры, вылавливаемые в среднем течении Урала, весят 15 – 20 кг, их длина составляет около 1,5 м, самые крупные достигают 70 кг и 2,5 м длины. Нерест осетра происходит при температуре воды выше 10 – 12°С и более растянут по времени, чем у белуги. Значительная часть уральского осетра представлена озимой расой.
Экология третьего представителя осетровых Урала – шипа сходна с экологией русского осетра. Большинство его нерестилищ расположено в среднем течении Урала, выше и ниже села Бурлин. Как и осётр, шип высоко поднимается по Уралу до Оренбурга, а по Сакмаре и несколько выше. Шип – крупная рыба весом до 80 кг, средний вес вылавливаемых особей составляет 15 – 20 кг. В отличие от осетра, шип представлен в Урале преимущественно яровой расой.
Самая многочисленная среди осетровых Урала – севрюга. На Урало-Каспийских промыслах в 70 – 80-х годах прошлого века добывалось до 70% мировых уловов севрюги. Основные нерестилища севрюги расположены в нижнем течении реки. Небольшое количество севрюги поднимается выше Уральска, доходя до Илека и даже до Рассыпной. Севрюга представлена в основном яровой формой. Нерестится она позже других осетровых при температуре воды выше 12 – 14° С. Средняя длина уральской севрюги около 120 – 140 см, вес около 10 – 15 кг.
Единственный жилой вид осетровых в Уральске – стерлядь. Встречается она по всему нижнему и среднему течению реки – везде очень редко. Обычные размеры уральской стерляди: длина около 60 см, вес 2,5 кг.
Экология нереста осетровых рыб в реке Урале интенсивно изучалась в 70-80-х гг. Центральным НИИ осетрового хозяйства и его филиалом в Атырау. В последние годы имеются лишь отрывочные сведения о нерестовых миграциях белуги и осетра в нижнем и среднем течении реки.
Кроме осетровых в Урале встречаются другие виды проходных рыб. Наиболее интересны из них белорыбица и минога.
Белорыбица – эндемик Каспийского бассейна, нигде в мире, кроме Каспия и его притоков, она не встречается. Ещё совсем недавно белорыбице грозило полное исчезновение. После строительства каскада волжских гидроэлектростанций она почти полностью лишилась своих естественных нерестилищ, расположенных в реке Уфе. В 50-60-х годах небольшое каспийское стадо белорыбиц поддерживалось за счёт нерестилищ в Урале.
Места нереста этих рыб в Урале точно не установлены. Белорыбица входит в реку из Каспия с октября по март. Нерест её происходит в октябре – ноябре на гравийно-галечных грунтах. В начале 80-х годов отдельные экземпляры белорыбицы вылавливались в Урале у Оренбурга, в Сакмаре, Большом Ике. Одно из нерестилищ белорыбицы находится, вероятно, под горой Маячной Беляевского района в 200 км выше Оренбурга. Число белорыбиц, нерестящихся в Урале, исчисляется, видимо, несколькими сотнями экземпляров, поскольку во всём каспийском стаде учёные сейчас насчитывают около 20 тыс. особей этого вида.
Белорыбица – представитель лососёвых рыб, очень близка сигу. Она достигает 120 см в длину и 20 кг веса. По своему облику она несколько напоминает общеизвестного жереха. Белорыбица – хищница, но в Урале она почти не питается. В реку для нереста белорыбица заходит не более двух раз в жизни. Живёт она до 11 лет.
Ближайшая родственница белорыбицы – нельма обитает в бассейне Северного Ледовитого океана. Именно оттуда, по предположениям учёных, она в конце ледникового периода по цепочкам озёр перебралась через Каму и Волгу в Каспий и, несколько видоизменившись, стала белорыбицей.
Белорыбица – ценнейшая промысловая рыба, но ныне её вылов повсеместно запрещён. Стараниями учёных и рыбоводов удалось поддержать её численность искусственным путём. У подножья плотины Волгоградской ГЭС на Волге для белорыбицы насыпаны гравийные нерестилища. Единственные естественные нерестилища этой рыбы находятся в Урале.
Один из малоизвестных обитателей Урала и его притоков – минога. Она относится к древнейшему классу круглоротых рыб. У неё змееобразное тело длиной около 0,5 м, весом до 260 г. Минога имеет ряд признаков, не свойственных другим  видам рыб. Рот её – глубокая воронка-присоска, на дне её находится язык, который, как поршень, то выдвигается, то втягивается. Язык служит сверлом, пробуравливающим кожу рыб. У миноги есть третий глаз, теменной, расположенный вблизи носового отверстия. Хрусталика в нём нет; с его помощью миноги воспринимают только свет. Этот орган они унаследовали от своих предков, широко распространённых в силурийском и девонском периодах, то есть более 400 млн лет тому назад. Таким образом, миногу можно считать своеобразным «живым ископаемым».
Минога ведёт паразитический образ жизни, нападая на рыб и питаясь их мясом и кровью. Взрослые особи входят в Урал осенью, при температуре воды 10 – 11°С. Ведут они себя очень скрытно и наиболее деятельны ночью и в ненастную погоду. Замечено, что в тёмные безлунные ночи они особенно активны. За сутки, преимущественно за ночь, эти рыбы-змеи, движимые инстинктом размножения, проходят против течения около 50 км. Нерестятся миноги  с марта по июнь на каменистых и галечных грунтах в бассейне Сакмары. После нереста они погибают. Первые литературные данные о распространении миноги в Урале мы находим в статье оренбургского зоолога А.В. Попова «Заметка о миногах, водящихся в р. Урал и его притоках», опубликованной в Известиях Оренбургского отдела Русского географического общества в 1897 г. К сожалению, после А.В. Попова жизнь миног в бассейне Урала никто подробно не изучал. Однако случаи их вылова в Урале и его притоках систематически повторяются. Известны факты нереста миноги в Сакмаре, Большом Ике. Сохранились  описания  выловленных  миног. Обобщение этих данных позволяет утверждать, что в воды Урала заходит из Каспия  минога одного вида – каспийская проходная.
Жизнь Урала очень тесно связана с Каспием. Особенно чутко это чувствуют проходные рыбы: осетровые, белорыбицы, миноги. До 1000 км и более проходят они вверх по реке с целью продолжения своего рода. Урал для них в этом отношении уникальная река. Здесь в изобилии имеются прекрасные гравийно-галечные нерестилища, нет порогов, и человек ещё не успел построить плотины на нижнем и среднем плёсах. Благодаря этому на Урале сохранилось бурное весеннее половодье, которое предотвращает заиление гравийно-галечных нерестилищ, делает возможным заход крупных стад проходных рыб и сам их нерест, опресняет приуральскую часть Северного Каспия, соединяя её с зоной опреснения Волги, и т. д. Современный технически вооружённый человек может в кратчайшие сроки изменить естественный водный режим Урала, подчинив его своей воле и своим нуждам. К сожалению, он не может возместить ущерб, который будет нанесён рыбным ресурсам реки. Всё это необходимо учитывать при планировании природопользования в бассейне Урала.

МОНОПОЛИЯ УРАЛЬСКОГО КАЗАЧЕСТВА

Яик издавна славился своими рыбными богатствами. Ещё в Средневековье отправлялись сюда на лов рыбы русские люди. Организованный рыбный промысел на реке существует с XVIII в. Поначалу казачий промысел сосредоточивался в районе Яицкого городка. В низовьях же, близ Гурьева (Атырау), астраханскими рыбопромышленниками был устроен учуг. Он представлял собой бревенчатый перебой поперёк всей реки. Первоначально в учуге были с обеих сторон открыты ворота шириной от 6 до 8 сажен, но впоследствии он стал сплошным. Рыба из моря в реку могла проходить только боковыми руслами-рукавами. По преданиям, сохранившимся среди казаков, рыба напирала на учуг так, что ее вынуждены были разгонять пушками.
Гурьевский учуг стал причиной частых споров и ссор между яицкими казаками и астраханскими рыбопромышленниками. В 1743 г. по настойчивым требованиям яицких казаков издаётся указ, по которому Гурьевский учуг был окончательно уничтожен, а Яицкое войско получило право владения всеми рыбными угодьями от Яицкого городка, позднее переименованного в Уральск, до Гурьева. Нужно сказать, что у Уральска на лето и осень устраивался свой учуг, который не давал уйти красной рыбе вверх по течению за пределы казачьих владений. Он просуществовал до 1918 г.
Постепенно на Яике сложилась совершенно своеобразная система рыболовства. Уже в XVIII в. по добыче рыбы казачья река была на одном из первых мест в России. «Рыбная ловля, – писал П.С. Паллас, – нигде в России столь хорошо не распоряжена и законами не ограничена, как в здешнем месте». Система казачьего рыболовства была введена ещё первым оренбургским губернатором И.И. Неплюевым и представляла собой строго организованное рыбное хозяйство. Она была рассчитана на то, чтобы поставить всех участников лова в одинаковые условия. Законы казачьего рыболовства позволяли выловить рыбу определённого района реки с наименьшими затратами труда и времени и в нужный период года, когда рыба и её продукция ценились дороже (Железнов, 2006; Паллас, 1773, 1778, 1809).
Лов рыбы на Яике в середине XVIII в. производился четыре раза в году. Первый лов приходился на весну. Обычно он начинался в середине апреля после распадения льда, а заканчивался в июне. Это была так называемая весенняя плавня, когда казаки ловили плавными сетями с лодок севрюгу. Крупных осетровых: белугу, осетра и шипа, попавших в сети, выпускали обратно в реку.
Второй лов – осенняя плавня – начинался примерно 1 октября и длился недели четыре. Затем с конца ноября и до середины декабря вёлся лов речной рыбы неводами для домашнего пользования.
С 1 января до конца февраля происходил самый важный лов – багренье, когда ловили баграми на ятовях (зимовальных ямах) осетра и белугу. Багренье начиналось в назначенный день, когда все служащие и получающие жалование казаки собирались к войсковой канцелярии на лошадях, запряжённых в сани. Сигналом к началу багренья служил выстрел из пушки, после которого всё казачество устремлялось к реке. Каждый делал столько прорубей и багрил столько, сколько мог, не используя наёмных работников. Для багренья применялся длинный шест с острым крюком. С его помощью огромные рыбины накалывались и вытаскивались на лёд. Багренье длилось иногда до месяца, и, как отмечал Рычков, один казак мог выбагрить около 40 – 50 осетров и белуг.
Выловленная рыба – свежемороженая зимой и солёная весной и летом, а также приготовленные из неё икра и клей в огромном количестве отправлялись в Москву и другие российские города. Особенно большой наезд купцов был к багренью, когда только что пойманная рыба продавалась здесь же, на льду.
В середине XIX в. в России назрела необходимость разработки единого рыболовного законодательства. Сбором материала по рыбному хозяйству занялся академик К.М. Бэр. В 1853-1856 гг. он подробно изучает рыбные ресурсы Каспия и впадающих в него рек. К.М. Бэр изучил экологию основных промысловых видов рыб Урало-Каспия, проследил их нерестовый ход, места нереста и зимовки. Он установил причины падения уловов на промыслах – уничтожение молоди, перелов, закрытие доступа производителей к нерестилищам, и разработал рекомендации по рациональному ведению рыбного хозяйства. Тогда же по его предложениям были сформулированы основные принципы охраны осетровых рыб в бассейне реки Урала и поддержания их высокой численности.
Совместно с К.М. Бэром работал Н.Я. Данилевский, который не только обследовал дельту Урала, но и поднялся вверх по Уралу до Оренбурга. На основании этих исследований Данилевский пришёл к печальному выводу: «Урал составляет как бы громадный вентерь, крылья которого – прибрежья моря и ряды сетей вдоль бакенных линий. Что в тот вентерь вошло, уже почти не возвращается, а составляет верную добычу казаков...»
Характерными особенностями казачьего рыболовства Данилевский считал стремление вылавливать максимальное количество рыбы в реке два раза в году, причём самыми дешёвыми способами и с запретом летнего лова. Вместе с тем он высоко ценил организованность, дисциплину рыболовства на Урале и справедливое распределение добычи среди ловцов.
В 1860-1862 гг. реку Урал изучает Н.А. Северцов. Результаты своих исследований он излагает в статье «Жизнь красной рыбы в уральских водах и её значение для порядка уральских рыболовов». В ней Северцов подробно описал весеннюю севрюжью плавню 1861 г. Казачье войско в ожидании большого хода рыбы пришло в этот год под Гурьев 15 апреля. На отрезке около 70 км находилось 182 рыбацкие будары. К 20 апреля «севрюжники» заняли фронт до 100 км. Начался лов севрюги, шедшей в тот год большими, как и в былые годы, косяками. «В Тополинском (156 км от Атырау. – А.Ч.), – пишет Северцов, – ещё были хорошие заловы... в Кулагинской (225 км) далеко не всякому казаку попадалось по севрюге в день; в Горской (278 км) на всю крепость ловилось от одной до трёх севрюг в сутки..; в Калмыковской (345 км) севрюги были большой редкостью, а выше никто их не видал». Таким образом, всё нерестовое стадо севрюги было уничтожено на самом нижнем плёсе реки. Используя свои наблюдения, Северцов разработал правила, предусматривающие такие ограничения, при которых часть севрюжьего стада благополучно проходила бы к местам нереста.
В 1894 г. на основании «Положения о технике рыболовства в Уральском казачьем войске» была впервые в России утверждена должность войскового техника рыболовства. На неё назначается уже известный к тому времени ихтиолог-исследователь Н.А. Бородин. Ещё в 1884 г. Бородин начал на Урале работы по искусственному разведению севрюги, а в 1891 г. он провёл успешно опыты по оплодотворению икры осетра. Им же впервые был описан редкий для Урала вид – осётр персидский (Бородин, 1891).
В Уральске Бородин создаёт ихтиологическую лабораторию и впервые собирает коллекцию всех уральских рыб. Бородин решительно выступал против аханного рыболовства близ устья Урала, которое, по его мнению, приводило к значительному вылову молодых осетровых. Этот вид рыболовства приобрёл широкий размах во второй половине XIX в. Для него использовались перемётные сети из толстой пеньковой пряжи, которые опускались под лёд. Аханный лов продолжался с конца декабря по 1 марта. Казаки шли на этот очень опасный промысел по морскому льду с санками иногда за 30-50 км от берега и выставляли сети у самых закраин льда, где ловля была наиболее прибыльна.
По данным Бородина, в аханном рыболовстве участвовало 30-40 семей крупных предпринимателей, которые использовали также наёмных казаков. При содействии Бородина в 1895 г. аханное рыболовство было запрещено. Вместо него был разрешён лов распорными неводами, которые сохраняли молодь осетровых. Нововведение позволило лично участвовать в лове 5-6 тысячам казаков.
Н.А. Бородин вёл разностороннюю деятельность по улучшению рыболовства на Урале. В частности, в 1894– 1898 гг. он организовал спасение молоди сазана и других рыб, массами гибнувшей в пойменных озёрах и баклушах.
В дореволюционном промысле на Урале было три основных отрицательных фактора. Первый из них – зимнее багренье на зимовках осетровых, в результате которого сильно истощались запасы озимой расы осетра и белуги. Второй – весенняя плавня, которая сказывалась на воспроизведении севрюги, поскольку вылавливались производители, идущие на нерест. Третий – аханный лов молодых осетровых в море, который периодически возобновлялся после запрета.
В то же время в организации казачьего промысла на Урале было немало положительных моментов, заслуживающих внимания. Примечательно, например, что законы общественной рыбной ловли создавались самими ловцами. Поскольку они были хозяевами своих рыболовных угодий, этих законов придерживался каждый член рыболовецкого коллектива.
Правила рыболовства на Урале вырабатывались на основе длительного опыта и содержали очень важные требования, необходимые для сохранения рыбных богатств. Например, во время весеннего лова севрюги все другие виды осетровых, попавшие в сети, выбрасывались обратно в воду, так как считалось, что их выгодней вылавливать зимой. Причём каждый участник рыбной ловли следил за соблюдением этого правила, виновник же строго наказывался.
О значении рыболовства в жизни уральского казачества очень образно писал Н.А. Бородин: «Как земледелие, питающее большую часть населения России, является в глазах простолюдина не простым занятием, а делом священным и окружается особым поэтическим ореолом, так и рыболовство у уральских казаков, представляя доселе любимый промысел населения, имеет свою поэзию: почти во всех местных бытовых песнях неизменно фигурирует «Яикушка – сын Горынович с золотым донышком, серебряными  краишками», заменяющий здесь «мать-сыру землю» (Бородин, 1891). В конце XIX в. существенное влияние на численность осетровых в Урале стал оказывать морской промысел. Если при речном лове вылавливались только взрослые особи, то при морском промысле непрерывно стало истощаться всё каспийское стадо осетровых, в том числе и молодь. Масштабы морского промысла быстро нарастали, и к 1912 – 1913 гг. вследствие перелова резко уменьшились уловы. Начавшаяся Первая мировая война привела к снижению интенсивности морского промысла, что способствовало восстановлению запасов осетровых в Каспии.
В начале 1930-х годов морской промысел снова получает широкое развитие. Общая протяжённость самоловной снасти, применявшейся в Каспийском море, в те годы достигла 7 – 8 тыс. км, а длина аханных сетей превысила 10 тыс. км! В течение большей части года районы нагула и миграционные пути осетровых были перегорожены сплошными завесами самоловных крючьев и аханов. В конце 30-х годов, вследствие истощения осетровых, их морской лов был прекращён. Но на рубеже 50-60-х годов получил развитие промысловый лов полупроходных рыб капроновыми сетями, в которых запутывалось и погибало огромное количество молоди осетровых.
С середины 60-х годов на Урало-Каспии стал внедряться биологически обоснованный режим рыболовства. Он предусматривает полное прекращение вылова проходных и полупроходных рыб в море и в его приуральской части. Промысловый лов осетровых был сосредоточен на нескольких тонях в районе Гурьева. Это позволило довести уловы осетровых в Урале до 100 тыс. ц в год, что составило более одной трети мировых уловов этой ценной рыбы. Для сравнения можно отметить, что в начале XIX в. в Урале вылавливалось 150 тыс. ц осетровых, в начале 30-х годов – 50, в середине 60-х годов – лишь 20 тыс. ц.
Приведённые данные свидетельствуют о том, что за два с лишним столетия организованного рыбного промысла Урал вплоть до 80-х годов прошлого века сохраняет значение в воспроизводстве осетровых. После зарегулирования реки Волги резко возрос его удельный вес в осетровом хозяйстве всего Каспийского бассейна.

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВОСПРОИЗВОДСТВА РЫБНЫХ РЕСУРСОВ

Важнейшее значение для воспроизводства осетровых рыб имеют особенности русловых процессов в реке и характер самого дна. В этом отношении Урал – уникальная колыбель осетровых. Развитие русла Урала в условиях свободного блуждания по широкой долине в сочетании с большими уклонами привело к формированию прекрасного нерестового субстрата, состоящего из отложений гравия, ракушечника, щебня. В ряде мест, в районах развития соляных куполов, на дневную поверхность выходят древние мезозойские отложения, состоящие из известняка, мела, конгломератов. Эти возвышенности подмываются рекой, в результате образуются крутые, покрытые щебнем осыпи, уходящие под воду.
К факторам, обеспечивающим нерест осетровых, кроме хорошего донного субстрата следует также отнести скорость течения реки в придонном слое, высотное положение по отношению к меженному уровню, температуру воды в период захода производителей на нерест. Когда оптимальные показатели всех этих факторов совпадают по времени, нерест бывает наиболее эффективным.
Долгое время считалось, что основные нерестилища осетровых сосредоточены на нижнем участке Урала, от Уральска до Гурьева. Ихтиологами Урало-Каспийского отделения Центрального научно-исследовательского института осетрового рыбного хозяйства в 70-х годах здесь было выявлено 70 нерестилищ осетровых общей площадью около 1700 га. Из них свыше 900 га представляли собой русловые участки, постоянно находящиеся под водой, а остальные затапливались лишь в половодье.
В 1981 – 1983 гг. условия и эффективность нереста осетровых выше города Уральска изучалась Оренбургской лабораторией мелиорации ландшафтов и охраны природы. Автору довелось руководить работой этой экспедиции.
Наблюдения показали, что практически все незаиленные участки дна реки с твёрдым грунтом в весеннее время служат местом нереста осетровых. Было установлено, что наиболее эффективен нерест на крупных полях руслового и пляжного галечника, щебёнки и сцементированного ракушечника, где скорость течения в половодье достигает 2 м/с, предотвращая заиливание грунта и отложенной икры.
На 315-километровом участке реки от Уральска до Илека экспедицией было изучено несколько типов нерестилищ. Самыми распространёнными из них оказались прирусловые пляжи. Они образуются, как известно, по выпуклым берегам, где накапливаются мощные толщи крупно-обломочного материала. Превышение пляжей над меженным уровнем реки достигает 4 м, ширина составляет 40 – 120 м. Протяжённость уральских пляжей в зависимости от радиуса излучины колеблется от 200 – 300 м до 2 км. Самыми длинными пляжами на участке Илек – Уральск являются Камбавские пески (ниже села Январцева) и Трекинские пески (выше города Уральска). Самые ценные по качеству – Верхнекирсановский и Аксуатский пляжи с плотным галечным покрытием, расположенные соответственно на 179-м и 36-м километрах выше Уральска.
Вторую группу составляют нерестилища высоких прирусловых гравийных полей, ныне отделённых от реки крутым уступом высотой более 2 м и окаймлённых со всех сторон ивняковыми зарослями. В плане такие гравийные поля имеют форму вытянутых вдоль реки прямоугольников со сторонами 150 – 200 на 600 – 800 м. Благоприятные условия для нереста здесь складываются только при высоком половодье, зато эффективность нереста здесь особенно высока. Классическим примером нерестилищ данного типа является Верхнекушкарское высокое гравийное поле, расположенное на правобережье в 40 км ниже села Илека.
К особому типу нерестилищ следует отнести низкие приурезные гравийные поля. Максимальное превышение их над меженью составляет не более 1,5 м, и они ежегодно заливаются в половодье. Одно из лучших нерестилищ этого типа, Новоутвинское, расположено близ устья Новой Утвы у села Данилякуль Бурлинского района Западно-Казахстанской области.
Очень много в среднем течении Урала островов, осередков, перекатов. Они образуют самые крупные по площади гравийно-галечные участки, заливаемые водой даже в самые низкие половодья. Крупнейшее на Урале Сауркино нерестилище расположено в 83 км выше Уральска. Его площадь 63 га. Самые длинные перекаты на илекско-уральском участке реки – Нижнеалебастровский и Долинский у поселка Алебастровый, Перекрещенский и Дубяковский между селами Январцевым и Рубежинским. Площадь каждого из них 15 – 25 га. В маловодные годы в летнюю межень глубины на них уменьшаются до 20 – 40 см. Река приобретает здесь характер горного потока и с шумом преодолевает преграду, перекатывая крупную гальку.
Очень ценны так называемые подгорные нерестилища, формирование которых связано с обрушением крупнообломочного материала (мела, доломита, известняка, мергеля, песчаника, ракушечника и т. д.) при подмывании коренных склонов долины реки. Подобные высокие обрывы называются на Урале горами. Наиболее известные из них: Белые горы выше устья Утвы, Меловые горы ниже Уральска, гора Алебастровая, гора Бараний Лоб, Сауркина гора, а также гористые яры: Белоглинный, Кумысный, Долинский, расположенные на левобережье Урала выше города Уральска. Замечательная особенность подгорных плёсов – глубокие (до 10 метров в межень) ямы-омуты, образующиеся на крутых поворотах. В таких омутах скапливаются крупные производители осетровых. По рассказам местных жителей, в них постоянно держатся необыкновенно крупные белуги-«старушки» длиной до 5 м и более. Эти легенды основаны на том, что весной здесь можно наблюдать впечатляющую «игру» пришедших с моря белуг, в том числе самых крупных. Здесь же, в омутах, задерживаются на время и возвращающиеся с нереста производители и залегают в спячку озимые представители осетровых.
Помимо названных типов на Урале существуют нерестилища песчано-гравийных конусов выноса, образующихся в устьях балок и проток, впадающих в Урал, и песчаных побочней. Нередко разные типы нерестилищ образуют сложные комплексы.
Во время экспедиций 1981 – 1983 гг. на участке Илек – Уральск было выявлено и закартировано 59 нерестилищ осетровых рыб общей площадью 793 га. Из них русловая часть составляет 565 га, а весеннезатопляемая 228 га. Для сравнения можно сказать, что на всех остальных реках бассейна Каспия сохранилось лишь 30 га естественных нерестилищ.
Среднеуральские нерестилища играют важную роль в воспроизводстве каспийского стада осетровых. Исключительное значение они имеют для сохранения популяций крупномерных белуги и осетра, особенно озимых рас этих видов.
Исследования, проведённые в последние годы в нижнем и среднем течении реки, свидетельствуют о необходимости принятия оперативных мер по улучшению условий естественного воспроизводства осетровых в Урале. Эти меры можно условно разделить на две группы:
– охранные мероприятия, направленные на сохранение стада производителей во время зимовальных, нерестовых миграций, на местах зимовки и нереста; а также молоди во время ската;
– мелиоративные мероприятия по защите нерестилищ от разрушения и заиления, по улучшению условий нереста.
Изучение нереста осетровых в реке Урале в 1981 – 1983 гг. привело к выводам о том, что значительные нерестовые площади очень слабо осваиваются производителями. Следовательно, для повышения рыбопродуктивности среднего течения Урала, имеющего решающее значение для воспроизводства крупных видов осетровых, необходимо обеспечить максимальный пропуск входящих в Урал производителей белуги, осетра и шипа. Это очень важно для озимых биологических групп, мигрирующих в Урал летом и осенью, когда река сильно мелеет и крупные рыбины свободно изымаются промыслом и браконьерами. Вероятно, для восстановления популяции озимых осетровых их необходимо пропускать под особой охраной (конвоем) вверх по реке. Автору приходилось наблюдать в августе – сентябре 1983 г. ход крупного стада осетров от Уральска до границ Оренбургской области. И жалко было видеть, как ценнейшие производители становились жертвами браконьерских крючковых снастей, переброшенных через всё русло на перекатах.
Необходимо также учитывать, что чем нерестилище дальше от устья, тем более крупными и сильными особями оно может осваиваться. Усиленная охрана верхних нерестилищ будет способствовать сохранению и увеличению численности наиболее ценной части популяции осетровых.
Большой урон воспроизводству осетровых наносит браконьерство. О его масштабах можно судить по тому, что работниками Уральской и Оренбургской рыбинспекцией ежегодно снимаются сотни самоловных крючковых снастей. Каждая из них имеет в длину от 50 до 100 м и насчитывает до 400 острозаточенных крючков. Контрольные учёты осетровых летом 1981 – 1982 гг. показали, что более 50%  выловленных сетями осетровых имели раны от крючков.
С особой бдительностью должны охраняться традиционные места скопления осетровых, где они особенно легкодоступны для вылова сетями и самоловами. На таких местах, кстати, хорошо известных местным жителям и инспекторам рыбоохраны, целесообразно создавать на период миграции временные рыбоохранные посты.
Ниже села Рубежинского на воспроизводство осетровых существенно влияют судоходство и разработка песчано-гравийных отложений в русле реки. В 1982 г. добыча строительных материалов в реке была частично запрещена, но поддержание судоходства на Урале невозможно без дноуглубительных работ, которые ведутся на перекатах, являющихся, как известно, нерестилищами осетровых.
Некоторые заиленные и закоряженные нерестилища нуждаются в мелиорации путём расчистки. Особенно важно это сделать на старых традиционных местах нереста, куда, как принято считать, через несколько лет возвращаются производители.
Последним этапом речного цикла воспроизводства осетровых является скат молоди с нерестилищ в море. За долгий путь вниз по течению реки молодь проходит несколько стадий развития от икры до малька длиной более 10 см. Для обеспечения благополучного ската в Каспий осетровой молоди большое значение имеет устройство рыбозащиты на водозаборных сооружениях. Но главным лимитирующим фактором поддержания оптимальных условий для нереста в Урале осетровых рыб является уровень воды во время  нерестовых и зимовальных миграций. Только при сохранении естественного режима реки, поддержании достаточно высокого весеннего половодья и общего годового речного стока можно сберечь последнюю природную колыбель осетровых в мире.
Однако, в 90-е годы XX в. ситуация с воспроизводством осетровых в Урало-Каспийском бассейне резко изменилась. По данным  исследований Института степи (1994 – 1996 гг.) количество производителей белуги, осетра и шипа, заходящих на нерест в р. Урал выше с. Раннее, сократилось по сравнению с 1980-1982 гг. в 30-40 раз. В числе причин катастрофического сокращения численности урало-каспийского осетрового стада можно выделить:
– браконьерство по всей акватории Каспийского моря;
– отсутствие охраны осетровых во время нерестовых миграций в нижнем течении;
– устройство понтонных мостов через реку Урал в низовьях и уменьшение пропускной способности рыбоходных каналов из-за затопленных барж.


РЕЗОЛЮЦИЯ
Международной научно-практической конференции
«Геоэкологические проблемы трансграничного бассейна р. Урала»

г. Оренбург                                                                                               30 сентября 2008 года
Бассейн р. Урала представляет собой уникальную природную экосистему, играющую важную роль в жизни народов России и Казахстана. Вплоть до конца XX века река Урал была ключевым водоёмом в сохранении наследия мирового значения урало-каспийской популяции осетровых рыб.
Главными причинами ухудшения экологической ситуации в бассейне Урала стали следующие факторы:
1. Зарегулирование стока верхнего течения реки Урала и его притоков.
2. Распашка целинных и залежных земель.
3. Вырубка пойменных и водораздельных лесов.
4. Истощение водно-биологических ресурсов.
5. Насыщенность верхнего звена бассейна предприятиями чёрной и цветной металлургии.
6. Оренбургский и Карачаганакский газопромышленные комплексы и освоение нефтяных месторождений.
7. Города и сёла, расположенные на берегах рек с низкой экологической культурой населения.
Участники конференции обращаются к правительствам России и Казахстана с просьбой разработать и реализовать межгосударственную целевую программу «Устойчивое эколого-экономическое развитие и сохранение природного и историко-культурного наследия бассейна реки Урала».
Для реализации данной программы необходимо выполнить следующие условия:
1. Придать реке статус национальной реки в России и Казахстане и статус международной реки в рамках еврорегиона приграничного сотрудничества «Урал – Жайык».
2. Создать межгосударственный орган (Комитет) по сохранению природно-ресурсного потенциала и объектов наследия бассейна реки Урала.
3. Создать межгосударственный центр экологического мониторинга.
4. Создать на базе существующих НИИ и вузов научно-исследовательские лаборатории (отделы института) экологических и социально-экономических проблем бассейна реки Урала.
5. Ввести в практику проведение ежегодных бассейновых совещаний (в разных областях бассейна) и регулярных (1 раз в 3 года) международных конференций по бассейну реки Урала.
Границы природных экосистем, бассейнов рек, ландшафтов, этнокультурных пространств, как правило, не совпадают с государственными границами. Нет таких границ в знании и науке. Участники конференции обращаются к представителям законодательной и исполнительной власти двух государств с просьбой найти необходимые межгосударственные решения для сохранения и устойчивого развития нашей общей среды обитания – бассейна реки Урала.

Прочитано 4238 раз Последнее изменение Суббота, 04 Август 2012 23:10
Чибилёв Александр

Александр Александрович Чибилёв родился в 1949 г. в селе Яшкине Красногвардейского района. Окончил географический факультет Воронежского государственного университета. Служил в Советской армии.
В Оренбурге с 1973 г. Доктор географических наук, член-корреспондент Российской академии наук, вице-президент Русского географического общества, директор Института степи УроРАН. Активный участник деятельности межреспубликанского комитета по бассейну реки Урала (1977 – 1994 гг.).
Один из организаторов российско-казахстанских экспедиций по реке Уралу (1997 – 2008 гг.).

Copyright © 2012 ГОСТИНЫЙ ДВОР. Все права защищены