Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/administrator/components/com_sh404sef/sh404sef.class.php on line 410

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 155

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 157

Warning: Illegal string offset 'defer' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 159

Warning: Illegal string offset 'async' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 163
Альманах Гостиный Двор - Неизъяснимая тайна бытия

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596
Понедельник, 20 Август 2012 19:05

Неизъяснимая тайна бытия

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

О КНИГЕ СТИХОВ ВАЛЕРИЯ КУЗНЕЦОВА «ПРЕОБРАЖЕНИЕ»

Мы, мужчины, испокон веку заблуждаемся в том, что, дескать, сами отыскиваем и влюбляем в себя свою избранницу. Но правда жизни безжалостна. Как правило, как непреложность, выходит наоборот: в один знаменательный день ничего не подозревающий счастливчик начинает ощущать на себе загадочные знаки внимания некоей ранее не замечаемой им особы – в виде краткого, как бы вскользь, но озаряющего взгляда. Или в виде посыльной улыбки, таящей всю её от веку не разгадываемую суть. В её речи, в каждом её слове тебе – зазывная мелодия сирены. Вся она, как натянутая струна, напряжена перед тобой в ожидании твоего касания, чтобы зазвучать в ответ.

Но не дай Бог кому-то принудить её, иносказательно говоря, взнуздать вопреки её воле силой. В кровь изорвёт губы об удила, хлопьями пены изойдут её избитые плетью, туго пришпоренные, нервно дрожащие бока – не покорится.
Такова и поэзия, вернее, её покровительница – капризная Муза. Лишь она одна владеет правом отметить знаком таланта, гениальности счастливого избранника. Это она заставляет поэта жить её страстями – любовью и страданием. Но сама неволей никому не подвластна. Загубит пытающихся завладеть ею.
Валерий Кузнецов – избранник своей Музы. Ещё в давние годы прочёл у него, тогда ещё довольно молодого, стихотворение «Последний медведь». Скорее, воображаемый монолог медведя. В нём очень заметна перекличка со стихотворением Ивана Бунина «Густой зелёный ельник у дороги…» о преследуемом охотниками олене.

Как мне хочется жить!
Как вся жизнь против нас!
Как упрямое сердце
Сдаваться не хочет!
           Валерий Кузнецов
Как бешено, в избытке свежих
сил,
В стремительности
радостно-звериной
Он красоту от смерти уносил!
                           Иван Бунин

Давно не перечитывал поэзию Валерия Кузнецова, если не считать нескольких стихотворений, помещённых недавно в одном из номеров альманаха «Гостиный Двор» да в коллективных сборниках, выходивших в последние годы в разных издательствах.
И вот только что вышел в свет сборник избранных его стихов «Преображение».
При прочтении любого художественного произведения невольно возникает (лично у меня) как обязательность, как внутренняя потребность определить судейски: ради чего затрачен труд писателя. Ради жизни и её вещей сути или ради авторского честолюбивого газетного самоутверждения?
При чтении же стихов В. Кузнецова такого судейского вопроса не возникало. По мере углубления в тексты книги передо мной постепенно вырисовывался удивительной духовной чистоты образ автора, его редкостная в наше (да и в любое другое) время внутренняя, от природы, культура, по его же подобию созданный им кузнецовский мир. Это ощущалось, звучало, стучало, подобно пеплу Клааса, в самом строе стихов, определяющемся значимостью натуры автора.
Когда же закрыл последнюю страницу и вроде бы занялся обычными житейскими делами, созданный автором в его книге мир не отступал, заставлял жить им и в нём. Как солнечный свет – хочешь ты или не хочешь, – а он сияет, слепит везде и всюду. Укроешься в тень – он достаёт и там отблеском озёрной, речной ли глади, залитого ли им степного простора, игры ли послегрозовой лесной листвы, отблеском всей природы.
Таково общее впечатление от книги «Преображение».
Что касается придирчивого детального анализа, то и тут есть многое, чему можно порадоваться за автора. Несколько слов об «Осине». Что в этом маленьком, стилистически несколько угловатом («прозрачна и полуодета») стихотворении? Откуда, отчего возникает магия притяжения – нет, не внимания даже – сердца к этим строчкам?
Дело в том, что воздушные строфы «Осины» наполнены глубочайшим смыслом. В них речь идёт о тайне бытия – неизъяснимой, животворной, фундаментальной, – которая никогда не будет разгаданной. Но без неё душа человеческая существовать не может, без неё она высыхает, мертвеет, перестаёт быть плодоносной.
Вот что такое этот маленький поэтический шедевр, так зябко поводящий плечом «июльской порой голубою». На мой взгляд, его смело можно поставить в ряд выдающихся произведений отечественной поэзии.
Можно так же назвать вершинными, эльбрусными, что ли, два стихотворения Валерия Кузнецова, в которых выразились и неподдельная человечность, и вина автора перед своим народом в лице сельского конюха Аносова, у которого

Ничего, кроме родины, нет
У него, – он не знает об этом…
------
Тыщи лет пашет он на Руси –
Он, крестьянин и воин…
------
Исподлобья нам смотрит
 в глаза –
И не верит…

В лице трудострадальца конюха Аносова «тыщи лет» смотрит нам в глаза весь наш честной, непорочной души народ. Так же смотрят нам в глаза и доярки колхозной фермы из стихотворения «В какую не помню декаду», у которых «улыбки почти виноваты» (перед заезжей писательской бригадой), которые «словно русская совесть, бесхитростно в душу глядят».
С этими двумя стихотворениями могло бы встать в ряд и стихотворение «На старом подворье», если бы не двусмысленность окончания. Разруха старого подворья как бы символизирует разруху всех русских селений с их вековыми устоями, бытом, трудом. И молодеческое орудование лирического героя на гибнущем подворье топором и лопатой, чтобы восстановить то, что уходит уже в небытие, – всё равно, что сражение с ветряными мельницами.
Элегическое «Не смерти страшусь – умиранья…» – воспринимаешь по меркам классики. В нём тоже перекличка с бунинским «И цветы, и шмели, и трава, и колосья…»

Когда, захмелевший от муки,
Унижусь вдруг и оскорблю
Во вздохе от вечной разлуки
Всё, всё, что навеки люблю.
                    Валерий Кузнецов
------
Срок настанет – Господь сына
блудного спросит:
«Был ли счастлив ты
в жизни земной?»
------
И от сладостных слёз
не успею ответить,
К милосердным коленям
припав.
                Иван Бунин

Трагичность времён и поколений в них, трагичность бессмысленных жестоких боен, гражданских междоусобиц и, как следствие, как возмездие, – разруха селений, запустение и одичание самой земли тоже, как «пепел Клааса», звучат в каждой строке стихотворения «Над жизнью былой». И даже не парадоксально, не противоречиво, а страшно от того, что над этой почти уже духовной пустыней взлетает с космодрома очередная ракета покорять непокоримое. А может, разрушить и его.
Образы в стихах Валерия Кузнецова впечатляют своей органичностью, природной сущностью:

Пока я думал о любимой,
Событья шли, как люди, мимо.
------
Дергали люди вагонную дверь –
Дверь огрызалась,
как загнанный зверь.
-------–
Так бор берёзами просвечен,
А кажется, что добротой.
--------
Природы хрупкое молчанье
На свой настраивает лад.
--------
Стёртые камни крылечка
Светят бобыльей тоской.
--------
…Броситься навзничь в траву,
Словно бы в бездну полёта
Или как в сон наяву.

В ранних стихах Валерия Кузнецова чувствуется некоторая несвобода слога. Заметно было увлечение автора броскостью, высокостью, красивостью слова, как бы насильным втискиваньем его в текст. В некоторых ранних стихах он как бы переусердствовал, перещеголяв самого себя. Зато как скупо, экономно, ёмко его слово в поздних стихах. Там даже как бы и нет их – слова, строки или образа, а есть сама одухотворённость, само живое чувство, тончайшее переживание. Так, в стихотворении «В ночь ушедшее от зноя…» непостижимым образом выражен трагизм нынешнего села. Он как бы в подспудном звучании самого стиха.
В тревожно звенящем ходе ночного поезда, беспокойном перестуке колёс, сцепок вагонов, дверей купе мы прослушиваем плач и страдание любящего сердца без упоминания слова «любовь» («Посвящение»).
Его стихи «И лишился смысла…», «За день от смуты устал…», «Три стихотворения», «Орлёнок», «Перед домом моим…», «Я встал в дождливой майской мгле…» приобрели обыденным словом невыразимое тончайшее, серебристое звучание.
К истинному же своему совершенству (повторяю: своему) автор пришёл, на мой взгляд, в кратчайших, но глубоко, по-народному раздумчивых «Завязях». Читал, восхищался, по-пушкински прихлопывая в ладоши: «Ай да молодец! Ай да мастер!» А когда закончил чтение – затосковал: так хотелось, чтобы «Завязи» длились и длились.
Не могу не сказать здесь о полифоничности творчества Валерия Кузнецова, прекрасно владеющего жанрами прозы и публицистики. В своё время прочёл его очерки литературного краеведения «Я посетил места» и воспоминания «Здесь жизнь прошла» и всякий раз убеждался в пушкинской полноте мира художника, чутком соответствии его слова правде жизни, его авторской, писательской надёжности и основательности.

Прочитано 984 раз
Фролов Сергей

Сергей Васильевич Фролов родился в 1936 году в селе Несмеяновка Куйбышевской (ныне Самарской) области. Окончил строительный техникум, работал по комсомольской путёвке на стройках области. Прозаик, член Союза писателей России, лауреат областной премии им. С.Т. Аксакова (1991), автор книг «Земля детей твоих», «Не поле перейти». Публиковался в альманахе «Каменный пояс»,  журналах «Урал», «Москва», областных сборниках прозы и поэзии.
Живёт в Гае.

Другие материалы в этой категории: « Преображение* Кот и сосулька* »
Copyright © 2012 ГОСТИНЫЙ ДВОР. Все права защищены