Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/administrator/components/com_sh404sef/sh404sef.class.php on line 410

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 155

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 157

Warning: Illegal string offset 'defer' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 159

Warning: Illegal string offset 'async' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 163
Альманах Гостиный Двор - «Так хочется остаться в тишине...»

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596
Воскресенье, 15 Май 2016 22:25

«Так хочется остаться в тишине...»

Автор 
Оцените материал
(2 голосов)

Я теперь не полезу в драку –
                                Уже довольно.
Я теперь похож на собаку,
                             Которой больно.
И, пускай это время тянется
                                    За эпохой.
Я сегодня похож на пьяницу,
                             Которому плохо.

В этой жизни бывает разное,
                             Будет много зря,
Я сегодня похож на праздник
                              Без календаря.
Я природой уполномочен
                      Жить при свете дня.
А собак я люблю очень.
                               И они меня...

                   * * *
Хорошее запомнится вдвойне
И мне не стоит этого страшиться.
Так хочется остаться в тишине,
Пускай по жизни всё ещё грешится.
Пусть много мудрецов и дураков,
Пускай не счесть ошибок и свершений,
Я жизнь прошёл по-своему легко
И трудно без ненужных откровений:
Смеялся, когда было тяжело,
И знал, что время ничего не лечит,
И приручал к себе добро и зло,
И вместе было нам как будто легче.
Уже теперь по склону я бреду,
Без поворотов, безо всяких правил.
Когда-нибудь в каком-нибудь году
Я не смогу чего-нибудь исправить.
Прошедшее запомнится вполне,
И нам не стоит этого страшиться.
Так хочется остаться в тишине...
И это всё однажды совершится.

РКЦТЕЛЬНОЕ

Одесса-мама, ты теперь Тифлис...
Оставьте сожаления и слёзы.
Саакашвили хочется Привоза,
Так дайте ему толику земли.
Дрожи, базарный коррупционер!
Саакашвили – это вам не Беня.
Он по-грузински ботает по фене
И по-хохлятски. Потому и мэр.
Его, конечно, ищет Интерпол,
Но, если разобраться хорошенько,
Он где-то обучался с Порошенко
И жизни школу славную прошёл:
Он митинги с успехом разгонял,
Улыбчив был во времена лихие.
Но как-то был однажды бит Россией
И Родину на мэрство поменял.
И ждут его немало славных дел,
И перестаньте думать о несчастьях.
В России тоже был грузин у власти.
Вот только, правда, галстуки не ел...

ПО ПОВОДУ ОДНОЙ
    ИНИЦИАТИВЫ

Не нужно постамента никакого,
Их на Руси – уже под миллион.
Я предлагаю именем Немцова
Назвать известный город Вашингтон.
На радость либеральной нашей горстке
Подарим им счастливый этот миг.
И пусть там будет площадь Новодворской
И встанет Макаревича тупик.
Пусть будет этих улочек навалом,
Всех Собчаков поставим на учёт.
И пусть туда поедут либералы,
Чтоб память чтить. За свой, конечно, счёт.
Пусть, выполняя Ельцина заветы,
Они там смогут многое успеть –
В общественных свободных туалетах
Добавят к «М» и «Ж» ещё и «П».
Любую разрешат вокруг рекламу,
Устроят в телевизоре скандал,
И к нам тогда запросится Обама,
Который снега даже не видал.
Который «Приму» не курил на кухне –
На самом центре жизненной Земли.
А доллар рухнет. Доллар точно рухнет –
Они его не смогут поделить.
Им будет снова мало, мало, мало,
И мир опять куда-то повернёт.
Но русская земля без либералов,
Как в День Победы, радостно вздохнёт.

                  * * *
Ветер каркал и кружил,
Не поймёшь, когда.
А когда-нибудь ты жил?
Да выходит – да.
Что-то в жизни сотворил
Через сито лет,
А когда-нибудь любил?
Да выходит – нет.
Не прошёл семи дорог,
Хоть там грязь, хоть шёлк,
И потом я жить не смог,
От кого ушёл.
И ушёл я, всё до дна
Вспоминая.
А дорога всё одна –
Кольцевая.
И струну моей души
Сердце мает.
А когда-нибудь ты жил?
Я не знаю...

    СВАДЬБА

А он бесполезно
Пытался напиться.
Но, даже когда
Получалось уже,
Летала над ним
Белокрылая птица,
Беззвучно крича
Одинокой душе.
А он всё пьянел
И не чувствовал меры.
Играла гармошка
За радость и грусть,
И «горько!» кричали,
И били фужеры,
И кто-то страдал
И оплакивал Русь.
Слова не могли
Отыскать себе места.
А он всё пытался –
до дна, так до дна.
Она ведь сегодня
Уже не невеста,
Она ведь сегодня –
Чужая жена.
А ночь, опьяняя,
Ложилась на плечи,
Чтоб так оставаться
Уже до утра.
А как же их самые
Первые встречи?
И долгие вёсны,
И ночь у костра...
А он всё пьянел,
оглушая разлуку,
Как будто вернуться
Хотел на бегу
Туда, где мечталось
О детях и внуках,
И маленьком домике
на берегу.
А свадьба шумела,
А свадьба гуляла,
И каждый уже
Размышлял о своём.
А птица летала,
А птица летала,
Но он уже пил
И не слышал её.

ПИСЬМО ТОВАРИЩУ
      ПРОКУРОРУ

Дышу я ровно, мыслю тоже ровно,
Но я прошу, кивая на закон:
О, дайте, дайте восемь лет условно
И к этому – хотя бы миллион.
И к этому – в уютном доме место,
Где будут холодильник и кровать.
И под домашним буду я арестом
Спокойно это дело пропивать.
Вы не смотрите на меня с укором,
Я не сошёл пока ещё с ума.
Я каждый вечер тост за прокурора
Все эти годы буду поднимать.
И точно буду действовать не быстро,
Блаженствуя совсем не на бегу.
Вот только быть любовником министра,
Поскольку он мужчина, не смогу...

НАСТРОЕНИЕ

Эта стылая осень
Нас хочет постарить,
Только я улыбнусь
Непогоде в ответ
И себе разрешу
В засыпающем баре
Одиночество водки
И грусть сигарет.
Я сегодняшний вечер
Ничем не нарушу,
Потому что уже
Никуда не спешу.
И хорошую книгу,
Почти, как игрушку,
Я купить в магазине
Себе разрешу.
Чтобы вспомнить про солнце
И тёплое лето.
Чтобы что-то осталось
Грядущей зимой.
А потом я не сяду
В последний троллейбус
И отправлюсь пешком
По асфальту домой.
И когда у окна
В темноте закурю я,
И когда даже время
Отстранствует прочь, –
Без любви не живут,
Без любви существуют, –
Мне об этом напомнит
Осенняя ночь.

ИЗ ДЕТСТВА

Я спрошу об этом маму,
Остальным пока – молчок.
Заведу себе обаму
Пусть живёт, как хомячок.
Пусть грызёт он мой ботинок,
Не рискну его судить,
Буду я ему на рынок
За бананами ходить.
И соседям для ответа
Подготовил я обман,
Что мой друг такого цвета
Потому что доберман.
Мир вокруг неодинаков,
Но давно уже не тих.
Пригласим мы в гости псаков –
Мужикам нельзя без них.
Ну, а станет одиноко,
Я обаму усажу
И на озере далёком
Про жирафа расскажу.
Станет всё вокруг иначе,
В мире кончится борьба.
И питомец мой заплачет
И уедет в Занзибар.

ВСТРЕЧА

Пошёл Кличко смотреть на свой народ, –
Не зря ж его в начальники избрали.
И видит, что по городу идёт
Не кто-нибудь, а сам товарищ Сталин.
И трубку курит, и суров на вид
(Суровей даже, чем в кино казался),
И очень огорчённо говорит:
– У нас тут Жуков где-то потерялся...
Послали на майдан за языком,
Да он, видать, опять перестарался.
А вы случайно часом не Кличко?
А то его Лаврентий обыскался.
Считают, что судьба всегда права,
Но есть ошибки даже и у Бога.
Вот говорят – Кличко на свете два.
Зачем их два? И одного-то много.
И вождь ушёл, забыв про свой вопрос,
Ну а боксёр, подумав хорошенько,
Отправился домой писать донос
На русском языке на Порошенко.

В ЗАЩИТУ ЧУПАКАБРЫ

Наступим то на кнопку, то на грабли,
Вокруг – то доброхоты, то жульё.
Вот говорят: поймали чупакабру.
А может, впрочем, вовсе не её.
Судьба у ней не самая плохая:
Живи-резвись, пока не надоест.
И кровь она сосёт, не просыхая,
При этом не работает, не ест.
Но, может, мы не правы целым миром,
А, может, это вовсе не она.
Вокруг и так полным-полно вампиров,
А чупакабра всё-таки одна.
Вот ЖКХ, повысив цены, храбро
С жильцов опять втридорога берёт.
Скажите – ну при чём тут чупакабра?
Она в квартирах точно не живёт.
Чиновник в кабинете восседает.
И равен он что вдоль, что поперёк.
Ведь это он вопросы разрешает
Годами. А не загнанный зверёк.
В больнице даже нянечка со шваброй
С вас тыщу клянчит, яростно дыша.
Явись сюда без денег чупакабра,
Её бы залечили до мыша.
А в школах сколько денег собирают...
Сюда уж не заглянешь налегке.
Здесь чупакабру часто вспоминают
На не совсем цензурном языке.
За дилетанство вы меня простите,
Но зверь давно раскаялся, поди.
А вы его на волю отпустите.
У нас и так вампиров – пруд пруди.
У чупакабры без того безмерно
В глухих лесах своих забот и бед.
Её простят на небесах, наверно.
А что до нас – уверенности нет...

Прочитано 376 раз
Бурдыгин Сергей

Сергей Иванович Бурдыгин родился в 1962 г. в Оренбурге. Окончил Оренбургский педагогический институт. Работал учителем русского языка и литературы в сельской школе, журналистом в областных газетах. Печатался в коллективных сборниках, журнале «Литературная учёба». Член Союза писателей России. Лауреат областной литературной Аксаковской премии и премии альманаха «Гостиный Двор» имени Валериана Правдухина (2009). Живёт в Оренбурге.

Другие материалы в этой категории: « «Белым облаком плыть и плыть...» Небесные маки »
Copyright © 2012 ГОСТИНЫЙ ДВОР. Все права защищены