Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/administrator/components/com_sh404sef/sh404sef.class.php on line 410

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 155

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 157

Warning: Illegal string offset 'defer' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 159

Warning: Illegal string offset 'async' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 163
Альманах Гостиный Двор - Предчувствие весны

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596
Воскресенье, 15 Май 2016 14:55

Предчувствие весны

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

                    * * *
Сколько в жизни умчалось воды!
А рассветы какие цвели!
Через стройки и через сады,
И неслись мои годы, и шли.
Но, как прежде, ликует скворец,
И курлычут в полях журавли.
И не хочется верить в конец
Этой яви в пределах земли.

И не хочется думать про мрак,
Предначертанный вечный покой.
Я гляжу в неизвестное так,
Будто это обрыв над рекой,
А над ним – журавли...
                                А скворцы
Восклицают с высокой ольхи,
Что уходят в мотивы певцы,
А поэты уходят в стихи.

И, забыв про уху в котелке,
Я стою на обрыве, смеясь.
И беспечно резвится в реке
Серебристо-рубиновый язь
В отраженьях лица моего...

ЯЗЬ

Мою рыбацкую хандру,
Вот так, зараз избыть нельзя.
В реке подсёк я поутру
Великолепного язя.
В заре рассветной, как в крови,
Сверкнул он в поднятой волне,
А в ней возьми и оборви
Крючок...
                И канул в глубине.
Ну ты на это погляди!
Казалось, счастье – вот оно!
А язь возьми да и уйди,
У счастья так заведено.
Судьбы капризно ремесло –
Крепить иль рвать удачи нить,
Где: повезло – не повезло,
Иль даже, «быть или не быть...»
Кто проиграл? Кто вознесён?
В судьбе двояк расклад любой.
Он для кого-то в унисон,
А для кого-то вразнобой.

Вот на счастливом рубеже
Ты вдруг решишь: «Пошли дела!» –
А рядом Аннушка уже
Внезапно масло разлила.
А ты с неё не сводишь взор,
Прося: «Зайди хоть на часок!»
Мол, в жизни счастья недобор,
Отмерь хотя бы на глазок.
Вот и пойми событий связь!..

А по реке, как по судьбе,
В большую жизнь уходит язь
С крючком в израненной губе.

                     * * *
Мне образ Поэзии дорог,
Хоть он от достатка в бегах.
Мы выйдем с друзьями за город
В облитых росой сапогах.
Про время худое забудем,
Нужды не стесняясь ничуть.
Пойдём, непрактичные люди,
В холмами отмеченный путь,
Где солнце полнее и краше,
Как дивной поэзии весть,
И светлая родина наша
Нам лучше откроется здесь,
Где выставив в поле треножник,
Порвав с городской кутерьмой,
Заспорил упрямый художник
В искусстве с природой самой.
И в неутолимой работе,
Забыв похвалу и хулу,
Запечатлевает в полёте
Мечту и звезду, и пчелу.
Исследует творческим взглядом
Природы безмерную часть.
И мы остановимся рядом,
Витийствуя и горячась.
И быта надсадного гиря
Рванётся, как шар, к облакам,
Чтоб мысли и чувства транжиря,
Мы спорили по пустякам,
Чтоб верили в счастья приметы,
С природой и волей на ты,
Минувшего века поэты,
Пришедшего века шуты.
Взыскующие за искусство
Не деньги, а слёзы и смех;
Неопровержимостью чувства
Стремясь обнаружить для всех
Поэзию чуда земного,
Где быт преломляется наш.
Где, мучаясь, снова и снова
Художник рисует пейзаж.

                   * * *
Опять навалился на город удушливый вал.
Под ним побурели и сделались блёклыми дали.
Нас мир духотою и засухой окольцевал,
А мы изобильных даров от него ожидали.
Так часто бывает: чем больше хорошего ждёшь,
Тем неотвратимей, к нам вместо искомого чуда,
Повадится тягость, да так, что уже невтерпёж!
А отдых в тщете заблудился навеки как будто.
Давайте потерпим!
                       Давайте ещё подождём!
Мы в этих извечных вопросах пожизненно стойки.
Представим, как дивно округа мерцает дождём,
Как дышат прохладой просторы её и постройки.
Как люди задышат!
                            К нам явится с неба вода!
Мажорными каплями смочит усталую сушу.
И женщина глянет загадочно из-под зонта,
И снова застанет врасплох изумлённую душу.
Пусть явятся виды в былое умчавшихся лет,
Где грозные тучи сгущаются над головою...

...Матильда Кшесинская едет сквозь струи в балет,
И образ «Авроры» встаёт над ненастной Невою...
Чем больше страданий, тем ярче о счастье мечта!
Мы воображеньем со скрипкой его нарисуем.
Художник в творениях нам интересней, когда
В исканиях сам для себя же и непредсказуем.
Пусть явится дождь!
                           Вдохновенье превыше всего!
Да здравствуют чувство и краска, и слово, и нота!
И пусть не сменилось в природе ещё ничего,
Но чутко в душе и тревожно уже отчего-то.
Для воображения неодолимого – нет!
И тучи лилово заходят грядой исполинской.
Вот-вот и мелькнёт за штрихами дождя силуэт,
Быть может, Авроры, а может, Матильды Кшесинской...

                   * * *
По этим солнечным местам
Бродила молодость со мной.
Гудели пчёлы тут и там,
От рощи веяло весной.
Шептались травы о своём,
В ручьях сверкали зеркала,
И роща дивным соловьём
Нас изумляла и влекла.
Ужель и правда тридцать лет
Как есть остались за спиной?!
Я крикнул юности вослед:
«Побудь, весёлая, со мной!
Мы красных ягод наберём,
Восславим лета красоту!»...
Зачем же жёлтым октябрём
От рощи веет за версту?..

                    * * *
Октябрь листву оборвал,
Чтоб красочней выглядел путь.
Но пышный его карнавал
Ещё не закончен, отнюдь.
Как будто бы участь его
Природой не предрешена,
И красок его волшебство
Не осуществилось сполна.
Октябрь. Листопад на пути
Заставил меня самого
Раздвинуть листву и войти,
Чтоб сделаться частью его,
Где те же театр и музей,
И те же приметы вокруг...
И лица ушедших друзей
Сквозь листья проявятся вдруг.

                 * * *
Набег непогоды не то чтобы зол и жесток,
Он просто волною накатывает временами.
И птицы, и тучи сбиваются в общий поток,
И их мешанину гортанно проносит над нами.
И мчится к избушке подхваченный ветром рыбак,
Хотя и ему перепады стихии не внове.
И под топором разрывается звучно чурбак,
Как горестный возглас, оборванный на полуслове.
И вот из трубы прорывается вёрткий дымок,
А сизые тучи сжимаются гуще и туже.
И чуткий пейзаж безнадёжно померк и промок,
И струи дождя набиваются в ёмкие лужи.
Повсюду сверкает: далёко и над головой.
Несутся к реке дождевые тяжёлые воды.
И шумно хозяйствуют ливень и грохот, и вой,
Как вечные спутники неукротимой свободы.

                      * * *
Предзимья время подошло,
Где и ненастье, и хвороба.
И ты притих, через стекло
На этот мир взирая в оба.
И осенён догадкой ты,
Что дождь докучный –
                         просто случай
Отвлечь тебя от суеты,
От повседневности липучей.
Подумать о добре и зле,
О том, что мы подчас жестоки,
Что на очищенном стекле
Заметней мутные потёки,
Что ощутимее теперь,
В такую хлябь, нужды
                                приметы,
Острей предчувствие потерь,
Когда былые не отпеты.
Борьба между добром и злом,
Меж осторожностью и
                              хваткой,
Где лихо лезет напролом,
А счастье движется с
                            оглядкой.
И что совсем невдалеке
Пора, чьё зреющее имя
Уже звучит на языке
Дождя, ненастья и предзимья.

   ПРЕДЧУВСТВИЕ ВЕСНЫ

Я до утра, должно быть, не засну
И напишу о том, что этой ночью
Мне не понятно как, но знаю точно,
Уже деревья чувствуют весну.
И пусть в снега закручена земля,
А ветер полон хлёсткого азарта,
И пусть ещё полмесяца до марта,
И неотступна воля февраля.
Но дом и сад застыли, затаив
Предчувствий неотвязное волненье.
И от цветов весенних в душах их
Уже живёт, я знаю, изумленье.
Хотя очаг его от глаз укрыт,
Но ощущаю я сквозь злую стужу –
В них ток весны.
                   Он просится наружу,
Как гимн скворца, со смехом и навзрыд!
Настанет день, когда его струна
Натянется до боли и до дрожи.
Ещё февраль вокруг, но всё же, всё же
Уже округе чудится весна.

                 СКВОРЕЦ

Как будто из волшебного ларца,
Когда весь мир весною очарован,
Заря достанет вещего скворца
И проведёт по чёрному – багровым.
И так взволнован будет птичий свист,
И так высок в лирическом ударе,
Что прагматичный строгий журналист
Забудет о карьере и пиаре.
                 И, чудным пением увлечена,
Волна зари промчится по округе
Во все края: «Весна! Весна! Весна!..» –
Погонит краски, запахи и звуки.
Переполняя верой в чудеса,
Войдёт её решительная сила
В людские чувства, помыслы, глаза,
Которые весна преобразила.
То будет песня радостей земных
Об изобильном мае – самоцвете,
О плодоносных зорях наливных.
Она поднимет на ноги больных,
Забывших о болезнях и о смерти!
И журналист заменит наконец
Серьёзный репортаж стихотвореньем,
И будет слушать, как поёт скворец,
Горя в заре червлёным опереньем!

                         * * *
Я жизнь познал, казалось бы, сполна.
Знакомо всё – на что я не взгляну.
Но вот пришла весна ещё одна,
И принесла иную новизну.
И на земле, почти уже ничьей,
В краях ковыльных и берестяных
Я различаю грай земных грачей
И голоса грачей уже иных...

           СОЗЕРЦАНИЕ

В осенние краски долина одета,
Над нею журчит перелёт журавлиный.
Невидимый колокол слышится где-то,
Неведомый путник проходит долиной.
А я созерцаю окрестные дали,
Взирая вослед журавлиному клину.
А колокол тише, и путник (не я ли?)
Всё дальше и глубже уходит в долину...

                       * * *
По небу облака. Дорога далека,
А вдоль неё холмы, ручьи, овраги, рощи...
Чуток передохну, попью из родника,
И станет взгляд на мир свободнее и проще.
Веди меня, земля.
                      Целительной красой
До сердца доставай, как в юности – до дрожи;
Чтоб по траве – босой, а по лицу – росой.
И стану хоть на миг счастливей и моложе.
И ты, душа моя, порывов не жалей,
А то придёт пора и – никуда не деться...
А мне на цвет полей, на стаи журавлей,
На дивный белый свет успеть бы наглядеться.

                         * * *
Пишу стихи о том, что будни не просты
И нужно уповать лишь на себя всецело...
Давно в черновике заполнены листы,
Где мысли о судьбе без дальнего прицела.
А ну открой, судьба, как близок мой предел,
Кукушкой отсчитай – доколе мне осталось,
И что там впереди?..
                     Да сам уж разглядел –
Не молодость уже, хотя ещё не старость.
Ещё пора плодов, но близок листопад,
В котором умудрённость иль опустошённость.
Вопросы – наугад, ответы – невпопад,
И всё же в этом есть и смысл, и завершённость.
Ещё скажи, судьба...
                              Но скрытен адресат.
Ответов не даёт, но предстаёт вопросом.
А я пишу стихи, где мирно дышит сад,
И пахнет летом он и спелым абрикосом.

* * *
                      «Уснуть! И видеть сны,
                       быть может?»
                                   У. Шекспир

Быть может, мне по крайней мере
Удастся скрыться от тоски,
Когда в сценической манере
Надену шляпу и очки,
И окажусь, лицо скрывая,
В иной судьбе одной ногой.
Тоска, меня не узнавая:
«Не он – подумает – другой...»
Нужда моя промчится мимо,
И та обманется: «Не он!» –
И на распутье, в перьях дыма,
В другой завалится вагон.
Им на решающем этапе
Скажу: «Слуга покорный ваш...»
А сам в очках и в чёрной шляпе
Впишусь в неведомый пейзаж.
И там усну, и мне приснится
Ещё не познанный удел,
Где те журавль и синица,
Что наяву не разглядел.
Там, где иное время мчится,
И мой ещё не виден след,
Быть может, главное случится...
Так что ж, – случится или нет?

Прочитано 556 раз
Шадрин Владимир

Владимир Александрович Шадрин родился в 1959 году в Орске, в посёлке Елшанка. Окончил среднюю школу, служил в армии, затем работал на различных предприятиях, сменив множество профессий – каменщика, штукатура, кровельщика, монтёра. Печатался в областной периодике, в еженедельнике «Литературная Россия», участвовал в коллективных сборниках «Радуга в камне», «Отечества родного седые ковыли».
Автор двух поэтических книг: «Поздний гость» (2005) и «Костёр» (2008). Лауреат премии имени Валериана Правдухина альманаха «Гостиный Двор» (2009). Живёт в Орске.

Другие материалы в этой категории: « Приметы жизни «Белым облаком плыть и плыть...» »
Copyright © 2012 ГОСТИНЫЙ ДВОР. Все права защищены