Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/administrator/components/com_sh404sef/sh404sef.class.php on line 410

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 155

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 157

Warning: Illegal string offset 'defer' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 159

Warning: Illegal string offset 'async' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 163
Альманах Гостиный Двор - Что за печаль на земле?

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596
Суббота, 04 Август 2012 09:50

Что за печаль на земле?

Автор 
Оцените материал
(1 Голосовать)

                   * * *
Декабрь.
Время кружит в пространстве
Над месяцем, в небе стоящем.
И мир не живёт в постоянстве,
И прошлого нет в настоящем.
Вся жизнь
Словно эта дорога
В скольжении белого дыма,
Где всё – от безумства и Бога

До странности – необъяснимо.
Любовь –
Разве кто о ней знает?
Придёт и уйдёт, словно небыль.
А время опять улетает
Навеки – в открытое небо.

              ПЛАЧ
Шалью пуховой закроюсь до пят,
Ветры метельные в поле вопят.
Гляну в окошко – ни света, ни зги,
Мечутся в воздухе вихри пурги.
Нежитью белой дома замело,
Очи затмило и руки свело.

Все наши клятвы на майском крыльце
Спрятаны в памяти, словно в ларце.
Жизнь пролетела, как летняя ночь,
Кудри развились, и выросла дочь.
В печке, смирясь, догорают дрова,
Дым восвояси уносит слова.

Женское счастье, что алый вьюнок,
Вспыхнет, вплетённый
в венчальный венок.
Брошенный после неловкой рукой
Вниз поплывёт серебристой рекой.
В ряби речной изомнутся уста,
Белая роща до дрожи пуста...

           СУМЕРКИ
                        П. Краснову

Речка плывёт, под ногой
Зыблется чёрное дно.
Берег дрожащий, другой
Сгинул в тумане давно.
Нету ни света, ни тьмы,
Ухает птица в дупле.
Страшные мстятся холмы –
Что за печаль на земле?
Листья колеблет роса.
Горше, тревожней закат!
Чьи там звучат голоса,
Чёрные тени парят?
Кто-то вздохнёт на ходу:
«Знаю, да знать не хочу!»
Вывесит в небе звезду,
Словно затеплит свечу.
«Время идёт иль стоит?» –
Хочется крикнуть. В ответ
Вычертит быстрый болид
Свой удивительный след.

                 * * *
Ты спишь, душа твоя в покое.
Я обниму тебя сама.
Трепещет бабочкой мирское
В окне. За ним ночная тьма
Бесстрашно сердце горячит
И лунный серп бесстрастно точит.
А птица поздняя кричит
И жизнь прекрасную пророчит
Нам в этом времени проклятом,
Где все толкуют об ином.
И смерти нет. Лишь Дух крылатый
Витает в воздухе живом.

                * * *
Деревянная лестница в сад,
Словно трап в золотое кипенье
Солнца, влаги, листвы,
                     где как град –
Соловьиное майское пенье.

Где холодный смородинный дух
В жарком сумраке зелени тает,
И неслышно лицо обвивает
Одуванчиков розовый пух.

Где дрожит и волнуется воздух,
Синим маревом в небо маня,
Где сама я – лишь отсвет и отзвук
Древней музыки, света, огня...

                  * * *
Как тайных росписей свеченье –
Льняной лощины полумгла.
Какое высшее значенье
Молва названью придала?!

Опять резной ложится тенью
На луг дубовая листва,
И жарко каждому растенью
В зелёной тесности родства.

А дальше – холм, травой поросший,
Обрыв в сияющий закат,
В простор небесный, в час
полнощный,
Где только спутники летят.

                    * * *
Так и было – летала, смеялась и пела,
Да о взгляд твой лучистый во мгле
укололась.
И навеки запомнила –
а не хотела –
Твои жёсткие руки, улыбку и голос.

Обманулась? Да поздно. Иль время
настало
Обмануться, пропасть, стать
доступней и проще?
Зря печалились птицы в кустах
краснотала,
И звенели осины в серебряной роще.

Ни к чему больше гордость,
раздумья и жалость,
Униженья, усмешки, проклятья
любые.
Лишь бы руки твои в темноте
не разжались,
Лишь бы в небе дрожали слова
голубые!..

               * * *
Перелесок, дорога, тишь,
Голубая Полынь-звезда.
И не знаешь – живёшь?
                    Летишь?
Или падаешь в никуда?

Нет ни времени, ни границ,
И лишь долго хранят небеса
То ли ангелов, то ли птиц
Осторожные голоса.

ДИАЛОГ
...Не к добру тебя смутила,
     не к добру ты мне явился,
Ниоткуда вышло солнце
     и скатилось в никуда.
И когда с усмешкой лёгкой
     рядом ты остановился,
Мне б уйти в луга глухие,
           затаиться от стыда!
...Разве ты смогла б исчезнуть,
           разве я бы смог иначе
В обездвиженном пространстве
           жить, себя бы не виня?
Мне одно сегодня нужно –
           чтобы в радости иль плаче
Никогда бы не сумела
           ты отречься от меня!

...В небе сумрачном опасно,
           и звезда летит на ощупь.
Бор полночный тих и страшен,
           зги не видно, я одна!
Помню, как во тьме такой же,
           у погибшей в топи рощи
К нам обратной стороною
           повернулась вдруг луна...

...Это просто совпаденье
           дня и ночи, тьмы и тени,
Майской медленной метели
           среди сосен напролёт.
Знаю, ласточкой замёрзшей,
           залетевшей утром в сени,
Мне душа твоя явилась
           и во мне теперь живёт.

– Не держи её без воли,
           не нужна – отдай обратно,
Мне в печали мёд не сладок,
           речка донная без дна.
– Ты прости меня, родная, -
           я скажу тысячекратно, -
У меня была и будешь
           ты, печальная, одна...

             * * *
Я именинница апреля.
И ночами,
Тайком от всех,
Привыкла слышать за плечами
Неясный смех,
Смятенный шёпот,
          восклицанья,
               ропот вешний...
И сквозь ладонь
Смотреть на солнечный,
                 нездешний
Скупой огонь.
Он, вдохновенный, от всего,
                 что сердце точит,
От злобы дня,
От всех возможных одиночеств
Спасёт меня...
                 * * *
Мой духовный отец белокож
и кудряв.
Божья Матерь посмотрит
со скорбной улыбкой,
Как смиренной косынкою волосы
смяв,
Я целую оклад в полусумраке
зыбком.

Небо грезит рассветом, и тает свеча.
Где таится спасенье – в борьбе иль
в смиренье?
До сих пор не приемлет земля
палача,
Верен старому слух и немеркнуще
зренье.

Вспыхнет золотом вечное в небо
окно.
Станет тесно и шумно на паперти
узкой.
Что забыто и брошено в пропасть
давно?
Что воскреснет и вырастет в памяти
русской?

То ли плач и мольба, то ли
яростный крик
Вознесётся к весеннему птичьему
гаму?
И смеётся, и плачет поддатый
мужик,
Не нашедший дороги ни к дому,
ни к храму.
                   * * *
Лишь лёгкая лодка на вольной
воде,
Да солнце и небо, да радостный
случай –
Два дня и две ночи в счастливом
стыде
Пред миром, где правит татарник
колючий,

Где зыбкою строчкой колеблется дым
Над мазанкой сирой... Я помню,
как милость –
Нечаянно чайка крылом молодым
Коснулась души и, упав,
преломилась
На тысячи звуков и брызг
над водой.
И тут же, стремительно, в сини
небесной
Возник перехватчик и мёртвой
звездой
Зловещие знаки расставил
над бездной...

Качни мою лодку, степная река.
Я вижу и так сквозь закрытые веки,
Как с гулом и треском проходят века,
Монахи, поэты, бойцы,
дровосеки –
Меж жизнью и смертью, любовью
и злом,
В серебряном мареве мерно
качаясь...
И белая рыба плывёт под веслом,
Любить разучившись и выжить
отчаясь.
               * * *
Утром из дома выйдешь –
В инее каждый кустик.
Словно из сердца вынешь
Жаркий комочек грусти.
Тронешь – и медленный вздох
Осколками вниз у ног
Серебряной пылью лёг...
* * *
Вошёл в меня не близким,
Не родным.
Желанным? Да.
...А дождь упрямо плакал
Всю ночь,
Пока огонь не вытек в дым;
И лунный луч ступил сторожко
на пол,
И половица скрипнула под ним.


        Я ЖЕНЩИНА ТВОЯ
Возьми меня как птицу золотую,
Влетевшую в твой мир,
и приголубь.
Я женщина твоя, и я тоскую
Без рук твоих и сумеречных губ.
Бунтую и сама себя караю,
Я пламя твоё трогаю рукой –
Бесстрашно – и сама на нём
сгораю,
Теряю всё – печали и покой.
Глаза не закрывай, а я закрою –
Так стыден, так блаженен этот миг,
Когда за шуткой, ласкою, игрою
Мелькнёт любви жестокосердный
лик.
Сжигающий законы и одежды,
Пленяющий – да Бог ли ей
судья?
И все твои сомненья и надежды
Качает моя белая ладья.
Я женщина твоя, и всё отныне
Твоей зарёй и тьмой освящено –
Твои эдемы, горы и пустыни,
Потерь печальных горькое вино...

               * * *
Не называй меня хорошей –
Заворожу дождём косым,
И на ветру дрожащей рощей
Обеспокоенных осин.

А на свидании заплачу
И от смущенья нагрублю.
Я, не надеясь на удачу,
Свою печаль в тебе люблю.

Не называй меня красивой.
В тяжёлом облаке волос
Я окажусь плакучей ивой
С корой, морщинистой от слёз.

От обжигающего ветра,
От ожидания звонка
Качнётся высохшая ветка,
Вздохнёт усталая река.

Не называй меня любимой
До боли – женщиной из снов.
Осеребрённою рябиной
Я онемею на Покров.

Тогда, горячий и влюблённый,
Иную радость обретя,
Меня ты вспомнишь удивлённо...
Десятилетия спустя.

                 * * *
«Я в жизни только раз
сказал «люблю»...»
                             Ю. Кузнецов

Ты в жизни столько раз сказал
«люблю»,
Ты слово это вывесил средь поля.
Его трепали ветры, вёсны, воля!
Потом ты встретил милую свою.
Рассёк, молниеносный, грудь её,
Где сердце обезумело тугое,
Ударил гром и ты забыл – своё.
И солнце в небеса взошло другое.
Ты ад найти осмелился в раю,
Ты день прогнал обратно ночью
пылкой!
И хочешь ты теперь сказать «люблю»,
А губы сводит жалкою ухмылкой...
                * * *
Стареет иззябшая яблоня –
Редеет рисунок веток.
А рядом стареет мама –
Всё тоньше веточки вен.

Всё дальше и дальше яблоня,
Желтея, уходит в осень.
Всё дольше весною длится
Её неглубокий сон.

А рядом – белее облака –
Над маминым лбом усталым
Слабеет и тихо гаснет
Редеющий нимб волос.

Прочитано 1472 раз
Кожевникова Наталья

Наталья Юрьевна Кожевникова родилась в Бузулуке, окончила Оренбургский государственный педагогический институт, работала главным хранителем фондов Бузулукского краеведческого музея, собственным корреспондентом, заместителем главного редактора газеты «Южный Урал». С 2008 года – главный редактор альманаха «Гостиный Двор». Член Союза писателей России. Автор четырёх поэтических книг, публикаций в журналах «Москва», «Наш современник», «Подъём», «Простор», «Дон» и др.; газете «День литературы», альманахе «День поэзии XXI век» (Москва). Лауреат областной Аксаковской премии (1992), премии журнала «Москва» (1993), Всероссийских литературных премий «Капитанская дочка» (1997), «Соколики русской земли» (2011), им.   Д.    Н. Мамина-­Сибиряка (2012), губернаторской премии «Оренбургская лира» (2015), региональной литературной премии им. П.   И. Рычкова (2015).

Другие материалы в этой категории: « Пристрастие души Я – Бог. Мне нет оков… »
Copyright © 2012 ГОСТИНЫЙ ДВОР. Все права защищены