Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/administrator/components/com_sh404sef/sh404sef.class.php on line 410

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 155

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 157

Warning: Illegal string offset 'defer' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 159

Warning: Illegal string offset 'async' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 163
Альманах Гостиный Двор - Любовью к родине наказан

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596
Воскресенье, 19 Август 2012 15:14

Любовью к родине наказан

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Первым снегом снежинка летела –
Упасть на веснушку мальчишки
    хотела.
Первым снегом снежинка летала –
Упасть на ресницы девчонки
    мечтала…

Ошиблась снежинка.
    Упала с тучи
На остриё проволоки колючей!
Я видел.
    Я снял.
        Я сочувствовал ей.
Она умерла
    на ладони моей…

                    * * *
Мне снилась ласковая женщина,
И руки тёплые и нежные,
Слова шептала безмятежные,
Слова любви, слова негрешные!

Лучи заката бледно-алого
В её глазах играли красками
И успокаивали ласками
Меня, чужого и усталого!

И от спокойного дыхания,
И от волос прикосновения
Я не испытывал страдания,
Я черпал силы обновления!
И, полный неги, упоения,
И благодарности несказанной,
Досадным мигом пробуждения
Был за доверчивость наказанный!


               * * *
К тебе ль приходят женихи,
моя неверная невеста?
Я написал тебе стихи
всего лишь за день до ареста.
Я их писал рукою рока,
а мысль, как раненая птица,
металась по тетрадным строкам,
спеша довериться,
проститься
или укрыться от тревоги
в словах,
продуманных не очень…
Ты не встречала на пороге,
когда примчался среди ночи,
была капризна и горда,
мол, что за дурь –
бродить ночами…
Но ты не знала, что беда
уже торчала за плечами,
что напросилась в пастухи
и много дней бродила следом…

Я не отдал тебе стихи,
И после не жалел об этом!
Сын Василия Тёркина
Воздух свежий, запах хвойный,
От машины дым кольцом.
У двери солдат конвойный
С милым девичьим лицом.
Автомат при всём заряде
Бойко держит на груди…
Многих мог бы звать он «дядей»,
а не: «Эй, ты, проходи!»

Мне бы мог быть другом, братом,
Просто встречным наугад…
Но стою под автоматом
и в лицо бросаю:
    «Гад!»
Ни обиды, ни испуга,
Только губу до красна…
Где-то ждёт его подруга.
Где-то ждёт меня жена…

Как же так!
В машине узкой
Мы по разным сторонам!
Как же так!
Мы оба русских,
И одна Россия нам!
Мне б ему иную фразу…
Не по собственной вине
Он однажды,
    по приказу,
Всадит в лоб обойму мне…

                 * * *
Был я, не был на белом свете…
Где следы мои?
    Где итоги?
Разве робкие строки эти…
Да слепые мечты о Боге,
Да пустые мечты о чуде,
Да хмельные мечты о воле…
Разве только мечты?
    А люди
Обо мне и ни слова более…
Да и сам я за что в ответе
В суете моего столетия?
Но ведь жил я на белом свете!
Где ж следы мои?
    Где наследие?
Разве всё, что ушло, – забудем?
Разве всё, что придёт, –
не встретим?
Что же должен я сделать людям,
Чтоб остаться на белом свете!
Пусть бы дымкой в костре
рассвета…
Просто нотою в песнь лесную…
Чтоб строку моего сонета
Кто-то выписал в записную…

                 * * *
А вдруг весна, а вдруг капелью,
Слезой ручья из-под куста,
По ледяному безземелью
Дорогой чёрною верста.

Вдруг тихо затрепещет веко,
И всколыхнётся грудь слегка,
И лопнут швы на спящих реках,
И отпотеют берега.

Тогда придёт в вишнёвом цвете,
Истомой сонною красна,
Обыкновенного столетья
Обыкновенная весна.

А я уйду, а я исчезну,
Растаю, как слепая мысль,
Или в зияющую бездну,
Или в сияющую высь…

                 * * *
Когда я падал на распутье,
Когда кричал – зачем я жив,
Коль жизнь бессмысленна,
По сути,
Я был неискренен и лжив!
И даже там, где чисто верил,
Что должно гибнуть у межи,
Я веру делом не измерил
И оттого погряз во лжи!

Перед людьми и перед Богом
Я в неоплаченном долгу.
И долго ждать мне за порогом,
Когда поверят, что не лгу!

               * * *
Я был сосной. И сто ветвей
кривых, как ствол…
ещё кривей…
Как стоголовая змея,
жила на камнях тень моя…
Так был сосной, кривой сосной!
Макушку срезало весной
беспечным росчерком грозы…
Янтарным ручейком слезы
я пережил
    и крепче врос
в нутро земли от этих слёз!
Я стал кривей, ещё кривей,
когда кривляка-суховей
с утра до ночи, как хотел,
мне руки за спину вертел!
Я не стонал, я не вопил!
Я ветви за ветви сцепил
и, завязав узлы ветвей,
я стал кривей! Ещё кривей!
Как сказкой выдуманный зверь!
Зато попробуй!
    Тронь теперь!

               * * *
                                  Л.
Снова майские стоны земли
Травят память дурманящим ядом.
Вечерами кричат журавли
Где-то рядом, поверишь ли, рядом.

В эту пору надеждой согрет
Всякий сон неразгаданный вещий.
Чаще вижу во снах дочерей,
И друзей, и оставленных женщин,


И тебя… Но о том не хочу…
Так причудливо кружево бреда:
…Кто-то в полночь возносит свечу
И безмолвно стоит у портрета.

Руки тонкие, словно ничьи,
Не узнать их в мерцающем свете.
Нервно клонится пламя свечи,
Искажая штрихи на портрете…

Это сон или образ такой,
Ими щедры весенние ночи.
Я на худшее нынче – рукой…
Но о чём-то он всё же пророчит.

Возвратясь на оставленный след,
Не забьюсь ли в ознобе морозном?
Постаревший на тысячу лет,
Буду ль узнан? иль только
опознан?

А пока бы с ума не свели
Струны майские стонущим ладом…
Вот опять мне кричат журавли
Где-то рядом, поверишь ли, рядом.

                   * * *
                                     И.Р.Ш.
Патриотизм, когда лишь фраза,
Под ней подпишется любой.
Любовью к Родине наказан
Я хитроумною судьбой.

Как будто некуда деваться,
Крестом проклятье сотворя!
Как просто было б расплеваться
И бойко двинуть за моря,

Где время вяло, бремя куце,
Где крест не тяжесть для души,
Где пистолеты продаются
Самоубийцам за гроши.
Но срок истёк. Меняясь в роже,
Мои ищейки сбились с ног.
Уж надрывается в прихожей
Тот вызывающий звонок.

Иду на вызов без опаски,
Без сожаленья, видит Бог.
В судейских креслах чудо-маски
Из горько памятных эпох.

Расчеловеченные лица
Спешу не в шутку освежить
Благодарением убийцам
От не желающего жить.

Но мой сарказм не понят. Смазан.
И впредь юродствовать не смей,
Когда заслуженно наказан
Любовью к Родине своей.

                    * * *
Я России моей светлоокой
Открывал за чертою черту.
Мне её хоронили до срока,
Загоняли её в немоту,
Обкорнали,
    взнуздали
        и вздыбили,
Гнали шпорами в дым-дымовьё,
Полстолетия мчались –
    и прибыли,
Чтобы выслушать слово моё…

                  * * *
Мне Русь была не словом спора!
Мне Русь была – судья и мать!
И мне ль российского простора
И русской доли не понять,
Пропетой чуткими мехами
    в одно дыхание моё!
Я сын Руси
    с её грехами
И благодатями её!
Но нет отчаянью предела,
И боль утрат не пережить!
Я ж не умею жить без дела,
Без веры не умею жить!

Без перегибов,
    перехлёстов,
Без вёрст, расхлёстанных в пыли!
Я слишком – русский, чтобы
просто
Кормиться благами земли!
Знать, головою неповинной
По эшафоту простучать!
Я ж не умею вполовину
Ни говорить
и ни молчать!

Земля родная!
Ради Бога,
Храни меня теперь и впредь!
Чтоб мне по глупости
до срока
Впустую не перегореть!


                      * * *
С дня на день стал словами резче я.
Под сердцем выношена мной,
Шипит, шипит гадюка вещая,
Смертельной брызгая слюной
Под сердцем…

Сорил словами плодовито я,
Теперь пора платить долги.
Кусай же, погань ядовитая,
Ударом сердце обожги,
Теперь пора…

Шепнёт ползун словечко на ушки –
Всё отпадает, чем был спесив.
И накатаюсь я по травушке,
Язык дурной перекусив
От боли…
Но поднимусь!
Оставив хиханьки,
Слетит в досаде вороньё.
Потом другой змеёныш тихонький
Под сердце глупое моё
Вползёт…

                    * * *
Читаю жизнь, как песнь – с листа.
Моя беспутная звезда,
цветами космоса густа,
ещё видна…
Ещё с надеждами к весне
ещё в зелёной стороне
не забывает обо мне
одна…
Капризной памяти парад
устроить этой ночью рад,
мерцай, звезда моих утрат,
не гасни!
Тебе не быть уже иной,
пусть сердце выболит виной,
но станет небо надо мной
прекрасней…
Уж не разгадываю сны.
они свершением ясны,
былая одурь новизны
поблекла…
Но да подскажет ангел мой
мне путь единственно прямой
туда,
на родину,
домой
из пекла…


               * * *
Судьба – извилина-змея,
Судьбе подыгрывать не надо.
Я в западне.
И жизнь моя –
Моя последняя граната.
Гляжу с улыбкой им в лицо.
Мой взгляд не жёсткий
и не колкий.
Однажды дёрну за кольцо,
И вот тогда – лови осколки!

Прочитано 1387 раз
Бородин Леонид

Леонид Иванович Бородин

Copyright © 2012 ГОСТИНЫЙ ДВОР. Все права защищены