Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/administrator/components/com_sh404sef/sh404sef.class.php on line 410

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 155

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 157

Warning: Illegal string offset 'defer' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 159

Warning: Illegal string offset 'async' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 163
Альманах Гостиный Двор - Возвращение «бунтаря»

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 226

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596
Пятница, 11 Ноябрь 2016 10:36

Возвращение «бунтаря»

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Есть люди, для которых смысл жизни в возможности её совершенствования. К таким неуспокоенным натурам относится герой нашего рассказа.

В эти августовские дни принимает поздравления с особым праздником – 75-летним юбилеем лауреат Государственной премии РФ, народный артист России, лауреат Государственной премии Башкирской АССР им. Салавата Юлаева, заслуженный деятель искусств Башкирской АССР, заслуженный деятель искусств РФ, кавалер ордена Дружбы народов, заслуженный деятель искусств Республики Татарстан, действительный член Петровской академии наук и искусств г. Санкт-Петербурга, профессор, заслуженный деятель искусств Северной Осетии-Алании, лауреат областной премии «Оренбургская лира» Рифкат Вакилович Исрафилов, художественный руководитель Оренбургского государственного драматического театра имени М. Горького.
В апреле этого года в культурной жизни Уфы и в целом в Башкортостане произошли знаменательные события, одно из них выступление в Башкирском академическом театре имени Мажита Гафури театра Оренбургского государственного русского драматического театра имени М. Горького, посвящённое 160-летию главного театра Оренбурга. Данная встреча уфимских зрителей с творчеством артистов Оренбурга дала возможность рассмотреть сквозь призму сегодняшнего дня происходящие на сцене действия и порадоваться тому, как мастерски справляется со своей работой славный сын Башкортостана, бывший художественный руководитель Башкирского академического драматического театра им. М. Гафури, давно известный не только в России, но и далеко за её пределами, главный режиссёр театра Рифкат Вакилович Исрафилов. В зале не было свободных мест, шквал аплодисментов и море цветов. Горячо и с любовью зал приветствовал Рифката Вакиловича и артистов его труппы, который пригласил зрителей Уфы на празднование юбилея театра в сентябре этого года в г. Оренбург. Продолжая своё эмоциональное выступление, сказал: «Эта встреча с земляками, зрителями для меня одно из самых приятных и волнительных моментов в моей жизни. Сцена, как я уже говорил, для меня святое. Пусть ты себя плохо чувствуешь, пусть у тебя неприятности – сцена лечит. Ты выходишь на неё и моментально забываешь обо всём плохом, опять чувствуешь себя окрылённым. Это так здорово! Ощущение счастья от выступления перед благодарной публикой не заменят никакие виллы, яхты и прочие богатства. После возвращения для меня словно началась новая жизнь. Я понял: душа моя всегда будет оставаться на родной и самой лучшей земле – башкирской и оренбургской.
До сих пор не могу забыть фразу из замечательного советского фильма «Добровольцы»: «В жизни надо идти по главной дороге, и тогда случится самое главное: ты встретишь друзей, и произойдёт тот самый Его Величество Случай». С высоты прожитых в Оренбурге около 20 лет могу сказать, что в целом я выбрал правильный путь. При этом я верю в судьбу и не стараюсь её как-то исправить или изменить – всем руководит режиссёр свыше».
Поклонники творчества Рифката Исрафилова сегодня гордятся его успехами и интересуются, как сложилась судьба мастера в Оренбурге. Сложилась успешно, он доволен. Сегодня я с удовольствием вспоминаю годы работы Исрафилова главным режиссёром нашего главного театра республики. До сих пор многие помнят и рассказывают, что его спектакли всегда шли с аншлагом в 80-е годы. Сегодня отсутствие провинциально-национальных рамок, безграничные возможности, прежде всего репертуарные, русского театра открыли художественному руководителю Исрафилову иную перспективу свободного творчества, как в режиссёре в нём открылось второе дыхание.
Народный артист СССР Михаил Ульянов писал о своём коллеге: «Рифкат Исрафилов – закалённый руководитель, он с большой энергией взялся за новое дело, тем более что пригласивший его к себе оренбургский театр в ту пору находился в очень трудном положении. Рифката я знал как председатель Союза театральных деятелей РФ, а он был моим заместителем. Прошёл год, другой, и Оренбургский драматический русский театр им. М. Горького стал одним из самых интереснейших театров периферии».
В коллективе оренбургского театра Исрафилова многие знали давно, он лично знал многих, и они его приняли с надеждой на будущее. В своё время в этом театре работали замечательные режиссёры и артисты.
Но, к сожалению, в театр одни приходили, другие уходили. В этот сложный период в 1997 году Исрафилов пришёл в театр со своим идейно-художественным багажом, в котором философские веяния времени поддержаны современной театральной эстетикой. Репертуарная афиша, сложившаяся под его влиянием, стала богаче, появилась русская и зарубежная классика, современная драматургия в разных жанрах. Но чтобы воплотить организационный и творческий талант от режиссёра требовался ещё определённый общественный климат, выдвинувший новые требования к искусству в условиях перестройки. Таким образом, на него ложилась ответственнейшая задача воспитания чувств, развития вкуса, утверждения определённой эстетики. Под руководством нового художественного руководителя театр должен был стать учителем жизни, настоящим университетом, дающим нравственное воспитание, основанное на проповеди человеческого равенства и социальной справедливости.
Изначально Исрафилов хотел назвать его «народным театром», но оказалось, что для народных театров существуют ограничения в репертуаре, сильные мира сего стремились ограничить в развитии свой народ. Так появилось в названии театра слово «общедоступный». Программа, эстетика театра при этом оставались изначальными. Для Рифката Вакиловича эстетика включает в себя всё прекрасное, что вложено в нас Богом. Этика и нравственность, религия, красота, творчество, природа – всё включено в эстетику.
Новая работа и новый коллектив требовали от художественного руководителя потери душевного покоя. С первого дня работы Исрафилов сумел раскрыть свой талант, показал, как ценит и любит театр за то, что он помогает людям пробиться к правильному пониманию сути вещей, попробовать изменить себя и помочь людям найти себя в этом сложном мире. Основой жизни и театра для него стали активный образ жизни и действие. «В театре нужно действовать», – неустанно повторяет он, считая действием отнюдь не фабулу, а развитие внутренней жизни и самой драмы – постановки и её героев. Сценическое действие воспринимается им как осуществление борьбы за достижение поставленной цели.
Первая же его постановка на сцене оренбургского театра – «Капитанская дочка» по повести А.С. Пушкина стала настоящим событием театральной жизни не только Оренбуржья, но и всей страны. И истинным подарком для всех любителей театра стал фрагмент из этой постановки, где на сцену вместе с исполнителем роли Петруши Гринёва Александром Фёдоровым вышел Анатолий Бледный, первый и лучший по всем статьям исполнитель роли Емельяна Пугачёва. Этот взгляд окончательно утвердился в театре при работе над произведениями русской классики, советской и современной драматургии, в которых нужно было воплотить образы активных борцов за свои убеждения, раскрыть тему любви к своей родине, человеческой доброты между людьми.
Именно за эти качества в своё время Исрафилова любили и уважали в коллективе театра им. М. Гафури и многочисленные зрители. Грандиозные успехи Башкирского академического театра связаны с именем Рифката Исрафилова.
В 1996 году спектакль по пьесе башкирского драматурга Ф. Булякова «Бибинур, ах, Бибинур» участвовал в Международном театральном фестивале «Туганлык» (г. Уфа), спектакль завоевал «Гран-при» и был показан в Москве, на фестивале Театра Наций в программе показа лучших спектаклей сезона. За данную постановку художественный руководитель и режиссёр-постановщик Рифкат Исрафилов, исполнитель главного героя Олег Ханов, художник Тан Еникеев стали лауреатами Государственной премии РФ. К сожалению, в те годы наши местные «специалисты» и неосведомлённые, мелкие государственные чиновники по проблемам культуры выразили своё недовольство содержанием постановки, где, мол, отсутствует национальный патриотический дух нашей нации, как будто бы герой пьесы в исполнении Олега Ханова является вымышленным, случайным человеком. Художественный руководитель Р. Исрафилов через образ героев, через их действия смело и открыто утверждает свои нравственные взгляды в соответствии с истиной современной эпохи, направленной на осуществление правильных, насущных задач.
Именно за эти несогласованные идеи, «бунтарские» выходки и за неправильное понимание национальных отношений Исрафилову в 1997 году было предложено уволиться по собственному желанию с должности художественного руководителя театра им. М. Гафури. В связи с данной ситуацией мне хотелось бы напомнить им высказывание немецкого философа Артура Шопенгауэра: «Убогий человек, не имеющий ничего, чем бы он мог гордиться, хватается за единственно возможное и гордится нацией, к которой он принадлежит». Хочется им порекомендовать еще раз изучить словарь русского языка Ожегова, где слово «бунтарь» разъясняется, как протестующий человек за справедливость, неспокойный человек. Вспоминается высказывание французского историка Алексиса де Токвиля из книги «Демократия в Америке»: «У народов образованных бунтуют вообще только те, которым нечего терять». Именно к такой категории людей можно бы отнести и Исрафилова.
Однажды, выступая перед журналистами, Рифкат Исрафилов сказал: «Основную задачу театра в этом сложном и противоречивом мире я вижу в благодарном воздействии на умы людей. Зритель после спектакля должен становиться немного добрее и светлее. Раздробленность, национальные распри – это не менее разрушительная сила, чем землетрясение. Вот почему я поставил «Бибинур, ах, Бибинур» и «Вестсайдскую историю». Для меня, например, есть только две нации: хороший человек и плохой. Другого не дано. Культура сейчас в условиях глобализации настолько смешана, темы национальных взаимодействий настолько злободневны, что театр, на мой взгляд, должен как барометр реагировать на такую проблему и вовремя принимать правильные решения, дабы достучаться до людей, которые могут её решить. А эти люди прежде всего мы сами».
Гастроли оренбургского театра в Уфе – это было поистине триумфальное возвращение «бунтаря», одного из известных главных идеологов Союза театральных деятелей со своим коллективом. Исрафилов воплотил свои мечты, по-умному раскрыл их в своих постановках театра, которые они привезли в апреле с.г. на суд уфимских зрителей. Все привезённые спектакли, это «Ричард III», «Милые люди», «Свадьба в Малиновке», «Пышка», «Грибной царь», со своим идейно-художественным взглядом, ироничные, смешные, трагические, они никого не оставили равнодушными.
«В Оренбурге интеллектуальный зритель. У него и требования, и духовные запросы очень высокие. Чтобы соответствовать им, мы должны достичь той интеллектуальной высоты, как это было во времена Толстого, Достоевского, Чехова», – убеждён художественный руководитель областного театра драмы, народный артист РФ, секретарь Союза театральных деятелей России Рифкат Вакилович Исрафилов. Задача любого спектакля, по его мнению, – дать зрителю положительный эмоциональный заряд и толчок для развития мысли.
Уфимских зрителей порадовало, что спектакль «Милые люди», поставленный по рассказам Василия Шукшина, сегодня выдвинут на соискание премии правительства Российской Федерации в области культуры. Постановка Рифката Исрафилова по произведению Уильяма Шекспира «Ричард III» вызвала большой интерес театральных критиков. О том, чем же так потрясла столичных театроведов оренбургская версия знаменитой трагедии, с журналистами поделился доктор искусствоведения, профессор, заслуженный деятель науки РФ, театровед Алексей Бартошевич. На вопрос журналистов, в чём изюминка оренбургского театра, взявшего в свой репертуар такую постановку, он ответил: «Видел немало спектаклей на эту тему, но такого захватывающего спектакля я не видел уже много лет. Здесь нельзя не отметить блестящего исполнителя главной роли, заслуженного артиста РФ Олега Ханова. Это мощная личность, на которой строится и держится спектакль. Мне бы хотелось увидеть этого артиста ещё в одном интересном материале, который позволит ему ещё более полно раскрыть природный талант и богатейший творческий опыт. Я предложил Исрафилову обратиться к «Венецианскому купцу» Шекспира. Думаю, в таком творческом тандеме нас ждёт ещё одно захватывающее зрелище».
Одна из главных проблем, с которой Исрафилов столкнулся в первые дни своей работы в театре, – это отсутствие молодёжи в труппе. Он понимал, что, не создав собственной школы, труппу сформировать невозможно. И первый вопрос, который он поставил перед властями области, был вопрос об открытии здесь театрального факультета. По его инициативе в Оренбурге был открыт факультет в институте искусств.
Оренбургский институт искусств был образован в 1996 году на базе областного музыкального колледжа. Ректором института стал кандидат искусствоведения, заслуженный деятель искусств России, профессор Борис Хавторин. Открытие театрального факультета и кафедры актёрского мастерства в институте стало возможным благодаря лауреату Государственной премии РФ, народному артисту РФ Рифкату Исрафилову, который в 1997 году стал художественным руководителем Оренбургского драматического театра им М. Горького. В 1998 году в институте была открыта кафедра актёрского мастерства и осуществлён первый набор студентов по специальности «Актёрское искусство». Рифкат Исрафилов стал мастером курса, заведующим кафедрой актёрского мастерства является заслуженный артист России Юрий Труба.
Театр и институт, думая о перспективе подготовки кадров, умно решили смену поколений. Сегодня выпускники уже в театрах России, и, конечно, факультет подпитывает творческими кадрами не только свой оренбургский театр, но и все труппы Оренбургского края.
Сейчас в Оренбургском государственном институте искусств им Л. и М. Ростроповичей на театральном факультете, по специальности «Актёр драматического театра» обучаются два курса. Как и в былые времена, когда спектакли студийцев МХАТа «Дурочка» Лопе де Вега, «В поисках радости», «Вечно живые» В. Розова становились яркими событиями театральной жизни города, так и сейчас работы студентов четвёртого курса, воспитанников профессора Рифката Исрафилова, вызывают живейший интерес публики. Спектакль «Деревенские истории» по рассказам В.М. Шукшина, рождённый как курсовой спектакль театрального отделения института, в июне 2004 года представлял театральное искусство России на ХV Международном фестивале театральных школ «Истрополитана» в Братиславе (Словакия). На Международном фестивале «Твой шанс» г. Москва дважды были представлены работы оренбургских студентов. «Старший сын» и «Вестсайдская история» в разные годы были отмечены фестивальным жюри в числе лучших.
Развивая лучшие традиции, театр меняется вместе со временем, приобретая черты, присущие современности. Творческий потенциал старейшего театра на Урале – в высоком профессионализме и мастерстве актёров, чьи имена мы произносим с гордостью. Это народные артисты России Александра Жигалова и Андрей Лещенко; заслуженные артисты России Владимир Бухаров, Надежда Величко, Зинаида Карпович, Сергей Кунин, Борис Круглов, Сергей Тыщенко, Александр Папыкин, Юрий Труба; лауреат Государственной премии РФ Олег Ханов. В труппе также успешно работают такие актёры, как Дмитрий Гладков, Мария Губанова, Наталья Панова, Ирина Прохорова, Александр Фёдоров, Алсу Шамсутдинова, Сергей Шахмуть и другие.
«В нашем театре сохраняется русская традиция, – подчёркивает главный режиссёр. – Это ведь так важно для драмы, комедии, трагикомедии, где нужны обаяние, харизма, внутреннее чувство ответственности исполнителя. Только благодаря артисту театр имеет человеческое лицо. Только благодаря его таланту театр понятен зрителю и любим зрителем. Режиссёр без артиста ничто – это моё глубокое убеждение. Какими бы красивыми словами режиссёр ни говорил о пьесе, всё это ничего не стоит, если не выражено через артиста. Другой вопрос, что каждому режиссёру нужны свои артисты... и тут опять проблемы сегодняшнего времени... Хороший режиссёр всегда открывает артиста, развивает его, заставляя делать в каждой новой роли что-то новое».
Исрафилов очень хочет быть понятным актёрам и, пожалуй, даже сознательно упрощает подход к делу, чтобы не отпугнуть молодых артистов. Понимая и используя рекомендации «системы Станиславского», он уделяет серьёзное внимание изучению активной работы, при которой природные способности каждого могли раскрыться с наибольшей полнотой. У него есть своя цель помочь каждому актёру достигнуть совершенства во имя театра, который существует для решения высших задач в искусстве.
Хочется отметить, что работы студентов, бывших выпускников, настолько профессиональны, что занимают достойное место в репертуарной афише театра. А знаменитой постановке «А зори здесь тихие...» и по сей день рукоплещут на фестивалях не только в России, но и во Франции.
На Всероссийском фестивале «Царь-сказка» в Пскове театр был представлен спектаклем «Сверчок за очагом» Ч. Диккенса (1998 г.). Спектакль «Капитанская дочка» принял участие во Всероссийском фестивале «Пушкинская сцена» в Москве, в Магнитогорском «Театре без границ» и в Пушкинском фестивале в г. Пскове (1999 г.). На Оренбургском международном театральном фестивале «Гостиный двор» (2000 г.) была показана «Раба своего возлюбленного» Лопе де Вега. На V Международном фестивале «Театр без границ», проходившем в Магнитогорске в октябре 2001 года, этот спектакль был удостоен диплома в номинации «Лучший спектакль фестиваля» (Гран-при). В октябре 2003 г. спектакль «Отец» Стриндберга получил широкий общественный резонанс на Всероссийском фестивале в Белгороде «Актёры России – Михаилу Семёновичу Щепкину», где был отмечен замечательный актёрский ансамбль театра. Коллектив театра был отмечен дипломом «За яркое и успешное выступление на фестивале».
В 2008 году коллектив театра стал участником фестиваля «Русские сезоны» в Марселе. Директор марсельского театра Ришар Мартен по этому поводу пишет: «Мне очень интересно было увидеть в этом спектакле новое поколение российских актёров. Обычно на фестиваль приезжают уже сформировавшиеся актёры с именем, а этот фестиваль дал нам новый толчок».
На Вологодском фестивале «Голоса истории» спектаклю в постановке Исрафилова «А зори здесь тихие...» высочайшую оценку дал мэтр отечественного кино, режиссёр Марлен Хуциев, отметив, что молодое поколение оренбургских актёров очень точно смогло реализовать на сцене весь трагизм знаменитого произведения Бориса Васильева.
О спектаклях театра в журналах «Театр», «Театральная жизнь», «Страстной бульвар» писали известные театральные критики Ю. Рыбаков, В. Калиш, Н. Старосельская, Н. Карпова и другие.
В целом, такой большой творческий успех оренбургского театра зависит и от репертуара. А сегодня в репертуаре театра практически все спектакли фестивальные.
Один из самых известных в России театральных критиков, член Общественного Совета при Министерстве культуры РФ, заведующий отделом культуры «Независимой газеты» Григорий Заславский в своём интервью «Эху Москвы» от 10 марта 2016 г. сказал, что специально приехал в Оренбург посмотреть премьеры Оренбургского театра драмы Рифката Исрафилова. На вопрос журналиста, как наш Оренбургский драматический театр выглядит на фоне других российских театров, критик Заславский ответил: «Я видел «Милые люди» по Шукшину – хороший спектакль, хороший театр. Самое дорогое, что в Оренбурге есть театр-дом, в котором очень видна хорошо тренированная труппа. Хорошо тренированная не только в физическом смысле, но и в смысле вот этого взаимопонимания с режиссёром. Понимаете, такая труппа, она способна откликнуться на любое предложение своего режиссёра. Вот сюда приедет какой-нибудь супермодный хороший режиссёр – он быстро найдёт общий язык с такими актёрами. Приедет какая-нибудь Анжелика Холина, которая ставит танцевальные спектакли и это всё тоже получится, потому что сильнейшая труппа, и таким актёрам действительно любой язык по плечу. Здесь очень важно, что актёры владеют школой. То, что сами театральные люди называют профессией».
В нашей беседе с Рифкатом Исрафиловым, которая состоялась накануне его юбилея, он честно изложил свои позиции и взгляды на современные актуальные проблемы театра, культуры в условиях духовного кризиса.
– Разговор, хотелось бы начать с очень важной проблемы: почему-то в последние годы принято считать, что одно из главных бедствий современной драматургии – как раз отсутствие положительного героя. Что Вы думаете об этой проблеме? Кого можно назвать героем нашего времени?
– Вопрос очень актуальный и интересный. Понятие героя соответствует духу времени. Сегодня ты чудак-одиночка, белая ворона, а завтра таких уже много и их взгляды на мир становятся доминирующими.
Масса людей живёт в одном времени: родился, крестился, женился – и ничего как будто не происходит. Получается по Марксу – бытие определяет сознание. Например, в первые советские пятилетки люди строили заводы. В войну – поднимали батальоны в атаку. И первыми погибали. Поднимали разрушенную страну. Они герои на вечные времена. К сожалению, отсутствие или появление на сцене положительного героя, примера для современников – это проблема не эпохи, а драматурга. Герои есть и сейчас. Это те, кто не сдался. Здесь требуется государственная идеология, которая занималась бы пропагандой главных трудовых и героических традиций старшего поколения через СМИ среди населения и прежде всего среди молодого поколения.
Мне помнится, что несколько лет назад в Москве проводилась конференция под названием «Государственная идеология и современная Россия». Учёные, депутаты, предприниматели, педагоги убеждали друг друга: идеология – нужна, без идеологии не получится никакого развития. Все наперебой критиковали запрет государственной идеологии, о чём написано в Конституции.
Хочется верить, что народ наш всё-таки перейдёт к развитию. Причём развиваться нам придётся аварийным порядком – выбираясь из глубокой ямы разрухи и отсталости. Вот если начнём выбираться – тогда-то без идеологии не обойтись.
Почему? Что такое идеология и зачем она нужна? Здесь много всего напутано – и корыстно, и от непонимания.
Идеология – это светская религия. Общая вера, соединяющая людей. А религия, в свою очередь, это система представлений о мире и человеке, принимаемая на веру без рационального обоснования и создающая твёрдые правила поведения.
Человек, имеющий веру, необычайно силён; не зря сказано, что вера движет горами. Когда видишь монастырь в Андах на высоте 3 000 метров, построенный безо всякой строительной техники в местности, где и дышать-то трудно, начинаешь это понимать.
А когда узнаёшь, как во время Великой Отечественной войны из Запорожья вывезли на Урал домну размером с 9-этажный дом, – начинаешь понимать, что вера может быть не только религиозной.
Сегодняшние идеологи либерализма, внутренние и внешние противники России говорят, что нам не нужно никакой идеологии, это всё гадость, промывка мозгов. Дайте людям думать как они хотят – это либо интеллигентская наивность, либо злой умысел тех, кто желает лишить нас морали, доброты, человеколюбия, желает ослабить наш государственный строй. В России в годы перестройки и после перестройки наши геополитические противники расчистили поле для своей, выгодной себе идеологии. Им было выгодно ослабление нашего народа. Неслучайно именно передачи голубого экрана выражали презрение к собственной стране, истории, героям – к всему тому, что прежде составляло источник силы народа.
– До начала перестройки и развала СССР мы гордились героями «Молодой гвардии», Зоей Космодемьянской, Александром Матросовым, Мусой Джалилем, Юрием Гагариным и многими другими. Их имена отсутствуют в учебниках, вообще о них забыли. На театральных сценах, афишах, в драматических произведениях об их подвигах ничего не находим. Сейчас наша Родина больна, история и её герои оклеветаны, лучшее, чем гордился бы любой народ, забыто. Что же ждёт нас в будущем?
– Если нашему Отечеству и народу суждено восстать, снова стать хозяином своей истории, жизни, судьбы (верю, что так будет!), в этом возрождении нам (или нашим потомкам) не обойтись без влияния театра. Он научит, подскажет, вдохновит, укажет верные пути.
Люди должны стремиться к высоким идеалам через великие книги. Они делают нас добрее, терпимее и сострадательнее, они делают нас лучше. Потому что с книгами ты один на один как с умным и душевным собеседником.
...Говорят, нашему обществу очень требуются ныне предприниматели, деловые люди. А не возникнет ли в связи с этим ещё более острый дефицит людей нравственных? Вспоминается спектакль театра «Современник» по роману Гончарова «Обыкновенная история»... Разве не злободневны сегодня поднятые в нём, равно как и в самом романе проблемы?
Деловитость – хорошее качество, и я бы приветствовал истинно деловых людей у нас. Но, конечно, чтобы практицизм не превращался в хищничество...
Что же касается «Обыкновенной истории», то это вечная книга. Я уже потом вычитал, что Лев Толстой рекомендовал её своим коллегам в воспитательных целях. Проблемы там подняты вечные. Скажем, как разрушается личность, вырождается юношеский идеализм. Я, грешным делом, не люблю таких идеалистов. Пока их товарищи, практические люди, делают карьеру (назовём это так), они ещё витают в облаках. А когда приходят в себя, то начинают догонять и перегонять тех, кто нормально ушёл вперёд, не гнушаясь уже никакими методами. Нет, это я не люблю.
Да, сегодня Россия столкнулась, по-моему, с целенаправленным желанием внутренних либералов и внешних врагов разрушить русскую культуру и в целом многонациональную страну. Ведь до чего доходит: читаешь иногда, и оказывается, что русской культуры, многонациональной российской культуры вообще нет! Забывают всех, забывают Пушкина, Толстого, Достоевского, Чехова, Глинку, Мусоргского – великих деятелей культуры! А ныне идёт глобальное покушение на нашу духовность, и народу подсовывают всё время какую-то чужую культуру. А точнее – суррогат. Я, безусловно, не против культуры иных стран с их великими произведениями, но жить хочу всё-таки прежде всего интересами своей национальной культуры.
Я часто говорю, что драгоценная русская культура есть украшение мира. Так же, как украшением мира является и японская культура, и французская, и английская, и немецкая. Ведь мир многоцветен. Но нас, увы, хотят, как говорится, размазать, чтобы никакой нашей краски в общей палитре не было, чтобы мы не обладали самостоятельной культурой. И нас пичкают вторичным, дешёвым, развлекательным и развращающим, чтобы только погубить душу многонациональной России. Не могу этого переносить!
– Скажите, пожалуйста, осталось ли в современном театре место для героического персонажа?
– Без героизма в жизни его не может быть и в театре. Так вот, в моём представлении сегодняшний жизненный героизм заключается в том, чтобы оставаться верным базовым принципам подлинно человеческого существования, по которым деньги, материальные блага есть не цель и смысл, а лишь условие подлинного человеческого бытия. Люди, которые живут по этим законам, сформированным ещё исламом, они не могут принять насилия над совестью и справедливостью, которое океаном разлилось в современной жизни. Героизм сегодня проявляется, прежде всего, в верности этим нерушимым ценностям и противостоянии тому, что эти ценности уродует и уничтожает. Отказ от этих ценностей и подмена их ценностями ложными настолько глубоко проникли в нашу жизнь, что за будущее России становится страшно. Идёт растление души народа – и стихийно, и намеренно. Борьба с этими растлителями, которые ради корысти подменяют идеалы потребительством и растаптывают саму веру в жизнь, – вот что сегодня требует героизма. И это героизм особого рода, не все к нему готовы. Тяжело сегодня осознавать, что мы дожили до такого времени, когда героизмом становится само стремление жить по совести.
– А что Вы сами больше всего цените в сегодняшнем дне и что из оставшегося в прошлом особенно ценно?
– Жаль многонациональную и богатую людскими ресурсами и талантами, учёными, деятелями культуры мирового масштаба страну, на просторах которой каждый мог найти себе применение. Такая великая Россия, как океанский лайнер, идёт сквозь шторма, но, несмотря ни на что, у многих на борту есть чувство патриотизма и любви к своей Родине. Ощущение уверенности и покоя.
А вот в сегодняшнем дне больше всего я ценю свободу. Как бы сложно порой ни было, ты сам выбираешь своё направление. Хочешь – ищешь и найдёшь хорошего, умного драматурга, хочешь – бизнесом занимайся. Да, самостоятельно определять свою судьбу непросто. И многие сегодня стонут от такой свободы. Снова мечтают, чтобы их кормили и палкой погоняли. В стране ельцинские либералы устроили хаос. К сожалению, многие граждане серьёзно считают это своего рода завоеванием свободы, демократии. По-моему, в понятие свободы непременно входит и самоограничение. Иначе получается не свобода, а распущенность. А это вещи разные. Распущенным быть гораздо легче, нежели свободным.
– Рифкат Вакилович, Ваше поколение – это дети войны. Нам приятно, что Ваш театр уделяет серьёзное внимание пропаганде героизма советских людей в годы войны. В дни празднования 70-летия Победы на сцене Вашего театра состоялись сразу две премьеры «Позови меня в прошлое» и «Письма памяти», посвящённые этой знаменательной дате. В процессе подготовки спектаклей коллектив артистов театра работал с фондами областного архива Оренбургской области, музея Оренбургского аграрного университета, Оренбургского губернаторского краеведческого музея. Чья идея была вспомнить победу наших отцов?
– Идея спектакля «Позови меня в прошлое» принадлежит мне как режиссёру-постановщику. Пьесу написал оренбургский писатель Павел Рыков. Сценография заслуженного деятеля РФ Тана Еникеева, музыкальное оформление – заслуженного работника культуры РФ Тамары Пикулевой. Мы хотели показать и рассказать о вкладе трудящихся края в победу над фашистской Германией, о героях, о народе победителей.
Герои пьесы – наши земляки – оренбуржцы и те, кто так или иначе связан с Оренбуржьем. Их имена мы все знаем: К.П. Орловскому, Герою Советского Союза и Герою Социалистического Труда в Оренбургском государственном аграрном университете установлена памятная доска, именем генерала армии А.И. Родимцева названы улицы в разных городах России, на слуху история русского немца А.Г. Шмореля, увековечена память о талантливом и отважном поэте Мусе Джалиле, многие оренбургские старожилы помнят деятельного уральского журналиста М.С. Клипиницера, оставили тёплые воспоминания о пребывании в Оренбурге в годы Великой Отечественной войны композитор Василий Соловьёв-Седой и поэт-песенник Алексей Фатьянов... Театр оживил память о наших героях. Зрители увидели на сцене допрос Александра Шмореля (Дмитрий Воропаев), последние мгновения жизни Мусы Джалиля (Радик Дибаев), встречу Александра Родимцева (Сергей Тыщенко) с фашистским военачальником, Михаила Клипиницера (Сергей Кунин) с блокнотом и фотоаппаратом на передовой, рвущегося в бой. Письмо десантника Виталия Сверчкова (Андрей Иванов) к жене Валентине (Наталья Ренёва, Алсу Шамсутдинова), ждущей своего супруга с ребёнком на руках, также из реальной жизни. Этот фрагмент – самый трогательный в спектакле. Сколько таких оренбургских Валентин получало тёплые письма с фронта, а затем похоронки. Артисты, готовясь сыграть своих персонажей, изучили немало литературы, мемуаров, исторических хроник. Ведь идея воплощения, в первую очередь, в глубине знаний судьбы каждого, мыслей, тревог, надежд и веры. Кто чем жил, что испытывал, как преодолел... Однако героями спектакля становятся и наши современники – молодёжь и смотрительница музея (Надежда Величко, Зинаида Карпович). Молодые люди, живущие интересами своего сегодняшнего «хочу», в поисках развлечений заходят в музей. Примечательно, что представление о музее у ребят состоит из каких-то обрывочных стереотипов. Молодёжь не желает интересоваться историей своей страны и народа. А современная школа не достучалась до их сознания. Ведь ответ «мы этого не проходили» не оправдывает полного отсутствия знаний и познавательного интереса. Конечно, далеко не вся молодёжь так относится к прошлому. Однако примеров, когда забывают свою историю, подвиги народных героев, немало.
Ho молодёжь не виновата, что не помнит. Конечно, не все современные молодые таковы. В спектакле показана крайность. Но виноваты в этом мы. Многие годы политический курс был занят другим: страну меняли. Сократили количество учебных часов, не давали нужного объёма информации. Источник патриотизма в России многогранен. Но есть один стержень – память о Великой Отечественной войне. Современную молодёжь надо приглашать в прошлое. Момент, когда из витрин выходит герой, – интересный ход. Герои сходят со страниц книг, с картины. Сегодня этот документализм в яркой художественной форме может быть передан только актёрами. Роль актёра в этом процессе огромна: важно придать документальным фактам истории форму эмоции! Это очень важно сегодня и необходимо.
Молодые люди – Аня (Альбина Демченко, Лейла Гусейнова) и Саша (Эдуард Султанбеков), – оставшись в музее и пройдя всю экспозицию, оживающую у них и у нас – зрителей, – на глазах преображаются, и их жизнь наполняется уже иным смыслом. Ах, если бы в музее осталась вся компания! Была бы надежда вернуть этих мальчиков и девочек из опьяняющих кафешек и дурманящих клубов к жизни думающих и ответственных перед своей историей людей. «Письма памяти» в постановке заслуженного артиста Украины Олега Николаева – спектакль, рассказывающий историю, которую не выразить словами. Музыка, песни военных лет, пластика и мощная актёрская энергетика делают постановку яркой, волнующей и незабываемой. Историю о войне и судьбах людей нашей страны зрители узнают без слов. Но какая это история! И какие это судьбы...
Действие начинается и заканчивается общей фотографией. На снимке счастливое довоенное время. Мужья, жёны, дети, старики собрались у подъезда, как оказалось, в последний раз в полном составе. К концу сценического действия война преобразит эту фотографию, но в памяти останется именно тот довоенный снимок.
Жители одного, вполне может быть, оренбургского двора (кстати, в оформлении спектакля – фото реального оренбургского дома военных лет) жили обычной мирной жизнью. Артисты пластикой и драматической игрой под музыку и песни военных и послевоенных лет передавали каждый свою историю. И за историей каждой семьи тысячи имён. Сколько погибло мужей, сколько осталось вдов! Сколько невыраженных чувств, недосказанных слов, непрожитых жизней. Сцены прощания с любимыми переданы трепетно, тепло, с чувством неотвратимого горя.
– Я видел, что многие зрители не выдерживали, и слёзы были, и вставали не один раз. Удалось ли вашему коллективу показать героизм советского народа?
– В целом удалось. Программа была безупречно выверена и охватывала всю хронику событий: от объявления войны до её победного завершения. В спектакле задействованы артисты всех поколений театра – от новобранцев, недавно принятых в коллектив, до участников Великой Отечественной войны. Были использованы песни, они в неспешном ритме сменяли одна другую, звучали без объявления имён исполнителей, что позволило зрителям сосредоточиться на исторических событиях.
– Есть ли у театра давние традиции, на которые он опирается и сегодня?
– Безусловно. Это традиции актёрского мастерства, взаимоотношения со зрителями и, конечно, качество, репертуарная политика. В нашем театре вместе играют и молодёжь, и звёзды. Звёзды трепетно относятся к молодым коллегам, многому учат, делятся опытом.
Преемственность поколений – это самое главное, что в театре может быть. Мастерству можно научиться только в коллективе. И молодёжь ответно уважительно относится к старшему поколению. И конечно, всё это помогает поддерживать творческую атмосферу, качество и уровень мастерства.
– На мой взгляд, оренбургскому театру сегодня удаётся удерживать и сохранять в непростое время творческое достоинство, при этом оставаясь интересным для городской и в целом областной интеллигенции.
– Да, мы этим довольны. Зал всегда полон. Это ли не главная оценка труда? В своих спектаклях стараемся сохранить зрительский интерес к театру. И в классике, и в современных постановках мы ищем и находим сегодняшние совпадения с мыслями, чувствами современных людей, зрителей. Мы не гонимся за новациями, которые так любят многие театры. Мы делаем то, что положено делать: спасаем человека, как хирург спасает больного. Может, поэтому медики нашего города так любят приходить в наш театр. А ещё постоянными зрителями являются студенты, рабочие и жители сельских районов, словом, люди разных профессий и возрастов. Все они не чуждаются современных постановок, но и их одновременно тянет посмотреть классику: Лермонтова, Чехова, Гоголя, Толстого. Там всё написано. Так что классика всегда современна. Сейчас много говорят о традициях. И мы очень рады этому, потому что любой спектакль, который идёт у нас, – это сохранение традиции: в актёрских работах, в режиссёрских, в работе художников.
– Рифкат Вакилович, сегодня, когда реалистический театр буквально рушится под бешеным натиском так называемого арт-искусства, настало время подумать об опасности, грозящей подлинной театральной культуре.
– Да, в действительности, есть такая опасность. Вместо театра-воспитателя, учителя жизни, университета, осуществляющего нравственное воспитание в глобальном понимании, происходит повсеместное насилие над нашими театральными традициями и человеческими чувствами. Зритель бежит из такого театра. Но предрассудок заставляет его воспринимать всё происходящее как неизбежное зло; ничего не изменишь, мир таков, что в нём больше нет места для искренних чувств, для глубоких переживаний.
Как победить предрассудок и вернуть душу театру? Как одолеть реформаторов, захвативших лучшие театральные сцены, задающих тон в театральном сообществе, и притом глубоко равнодушных к нашей культуре, нашим вкусам и традициям? Что делать? Для сохранения традиций нам обязательно нужно изучать Станиславского, любить Станиславского! Станиславский предложил такой метод актёрской работы, который позволяет раскрыть и воплотить на сцене жизнь человеческого духа. Театр способен внести немалую лепту в улучшение психологического климата в любом обществе. Снимаешь ли кино, готовишься ли показать новый спектакль, необходимо задуматься хоть на минуту: твой продукт сделает человека лучше или хуже. Положение не безнадёжно, пока существует русская театральная школа, верная его учению. Пока есть художники, которые не считаются с предрассудками. Пока стоит наш оренбургский театр, живущий по его заветам. Наконец, пока существует зритель – наш человек, которому нужно страстное, живое, созидательное искусство, помогающее жить и бороться за свои убеждения и права.
– Рифкат Вакилович, Вы всегда повторяете, что обаяние создателя знаменитой «системы» Станиславского неоспоримо, авторитет непререкаем. В чём заключается смысл «системы»?
– Для меня Станиславский – бог искусства. В своей книге «Моя жизнь в искусстве» он писал: «Какое счастье хоть раз в жизни испытать то, что должен чувствовать и делать на сцене подлинный творец. Это состояние – рай для артиста, и я познал его в этой работе и, познав, не хотел уже мириться ни с чем иным в искусстве.
Неужели не существует технических средств для проникновения в артистический рай? Толька тогда, когда техника дойдёт до этой возможности, наше актёрское ремесло станет подлинным искусством. Но где и как искать средства и основы для создания такой техники?! Вот вопрос, который должен стать наиболее важным для истинного артиста».
Так вышел он на подступы к своей знаменитой «системе», которой суждено было стать бесценным вкладом русского театра в мировую сценическую культуру. В дальнейшем многолетняя практика и анализ творческих достижений актёров-современников помогли ему понять и объяснить другим, как войти в «артистический рай».
«Система» начиналась с желания сделать так, чтобы актёр всегда испытывал на сцене творческую радость. Идя от заветов Щепкина и других выдающихся деятелей русского реалистического театра, Станиславский предложил такой метод актёрской работы, который позволяет раскрыть и воплотить на сцене жизнь человеческого духа. Для этого актёру предстоит овладеть естественным творческим самочувствием, не имеющим ничего общего с условным «актёрским» самочувствием. Как же прийти к такому самочувствию? Оно создаётся на основе неразрывного единства внешней техники воплощения и внутренней техники переживания, являя этот процесс во взаимной обусловленности.
Система Станиславского для нас является путеводителем. Не пытайтесь искать в ней научных корней. У нас свой театральный лексикон, актёрский жаргон, который вырабатывала сама жизнь. Правда, мы пользуемся такими научными словами, как «подсознание», «интуиция», но они употребляются нами не в философском, а в самом простом, общежитейском смысле».
– Что же происходит сегодня в театральной жизни? Не кажется ли Вам, что крупного деятеля театрального искусства, великого Станиславского, создателя знаменитой «системы», которая умножает творческие силы артиста, начали забывать, «сбросили его с корабля современности»?
– Константин Сергеевич Станиславский – он ещё и учитель жизни: для прагматиков – успешный деятель, который сделал сам себя, а для нас с вами – образец бескорыстного служения идее высокого искусства, способного облагородить и возвысить человека. Обаяние его личности неоспоримо, авторитет – непререкаем.
Он остаётся стражем подлинного искусства, оплотом творческого духа и нравственного созидания. Станиславского бессмысленно отрицать – он вошёл в кровь и плоть артистического мира: чтобы понять силу его воздействия на умы и сердца, остаётся только изучать его художественное наследие.
Для нашего коллектива Станиславский всегда зримо присутствует в сегодняшней художественной жизни театра. И не только в ней. Произведения Станиславского «Моя жизнь в искусстве» и «Работа актёра над собой» нужны и важны не одним актёрам, режиссёрам, педагогам и воспитанникам театральных студий: они читаются с захватывающим интересом, как увлекательный роман, – так богата и насыщена отражённая в них жизнь творческой личности.
– Хотелось бы узнать Ваше мнение о роли Мейерхольда в истории русского театра.
– Его талант, труд отличаются многогранностью. Он умел всё. Был первооткрывателем стольких театральных направлений и театральных школ! Он работал и в эстетике психологического театра, и в эстетике авангарда политического, условного театра и т.д. К сожалению, в современных постановках формы больше, чем смысла и катастрофически этой форме не хватает вкуса и меры. Тут проблем много.
– Можно ли сказать, что русский психологический театр сейчас менее востребован, чем формальный театр?
– Первая проблема – театральная школа! Кто поступает и кто выпускает? И почему в таком количестве? Театральная школа не учит сегодня будущего режиссёра работать с артистом, работать над пьесой... А работа эта нудная, скрупулёзная, требующая сосредоточенности и времени! И прежде всего это индивидуальная работа учителя с учеником! Вы будете смеяться, но на это нет просто физического времени – в институте столько всего преподают... И вот режиссёр попадает в театр, надо ставить спектакль, а какие критерии? Чтобы было быстро! И, конечно, спектакль скорее сколачивается, чем прорабатывается. Два месяца – и готово! И режиссёру лучше: за сезон чем больше поставит, тем больше получит. И артисты довольны: кто сегодня хочет долго репетировать? И опять же – эффективность оценят чиновники. В общем, всем хорошо!
Поймите, я не против формы. Конечно, новое время требует новых впечатлений. Новые способы выразительности сегодня идут от новых технологий. В своё время на меня произвёл очень сильное впечатление спектакль Роббера Люпажа «Обратная сторона Луны». По сути, камерная история. Один артист на сцене, но то, как это сделано, – незабываемо. Использование теле-, кинотехники попадает в суть пьесы, и получается грандиозное зрелище. Но этот пример – исключение. Зрелищность для драматического театра – вещь опасная. Если спектакль не сделан изнутри, через актёра, то визуальный ряд похож на низкопробное шоу, где полностью отсутствует содержание.
– Формальное направление пришло к нам на новом витке лет 20 назад, на Западе это более давние традиции – то, что я называю неоавангардом второй половины XX века. Но не будет ли так, что формальный театр заменит собой «работу актёра над собой», традиционный русский театр?
– Важно, чтобы мы понимали, что есть такая опасность. Но в русском театре огромное богатство! Когда сегодня приводят примеры, что надо работать, как на Западе, как в Америке, то я всегда спрашиваю: почему это должно становиться критерием развития нашего театра? Такого разнообразия театральных направлений, созвездий выдающихся режиссёрских имён начала XX века, советского периода не знала ни одна страна мира! А идеи Станиславского, Мейерхольда, Вахтангова? Их жизнь, их путь – вот критерии, вот вектор для развития отечественного театра. А сегодня мы вынуждены выживать. И не будем сетовать на время. В России всегда трудные времена. И театр всегда нуждался в поддержке государства. Забота государства должна идти на поддержку театра именно как искусства. И тут людям искусства надо объединяться и высказывать свою озабоченность.
– Рифкат Вакилович, а что произошло с драматургией в нашей стране? И считаете ли Вы, что наличие цензуры и худсоветов в советские времена являлось препятствием для творчества драматургов, как это пытаются представить теперь, или всё-таки преградой от проникновения на сцену пошлятины, бесталанных исполнителей?
– Безусловно, в советское время человек не мог просто так попасть на сцену. Чтобы представить своё произведение на суд широкой публики, драматургу или режиссёру предстояло пройти через строгий суд цензоров. Чтобы выдержать это испытание, требовалось прежде всего обладать талантом и ещё рядом профессиональных достоинств. Нельзя было попасть, например, на сцену без безупречной дикции и умения правильно говорить. Сцена – святое место. Цель искусства – облагораживать человека, делать его лучше, но вряд ли пошлые остроты, хулиганские ругательные слова и прочие непристойности в любом виде тому способствуют. К сожалению, театры постепенно начали терять свои культурно-просветительские, воспитательные функции. Кроме того, у нынешних исполнителей в основе своей начисто отсутствует вкус. И в этом во многом виноваты режиссёры.
Для этого необходимо создавать качественные зрелищные проекты. Желательно восстановить художественные советы, создать нравственную цензуру. Вообще, может ли существовать искусство без нравственной цензуры? Такого нет ни в одной стране мира. Зритель давно устал от вранья, фальсификации, глупости, пошлости, которые лезут со сцены.
– Что же делать?
– Во-первых, нужно вернуть всё то, что мы отринули. Во-вторых, помочь современному зрителю черпать духовные силы из искусства, литературы, театра и кинематографии.
– Кто же может восстановить такую систему?
– Власть. Главное, что сегодня должна понять власть: дело не в экономике. Экономика не спасёт Россию. Это не моя мысль, мысль Александра Солженицына: «Если в нации иссякли духовные силы – никакое наилучшее государственное устройство и никакое промышленное развитие не спасёт её от смерти, с гнилым дуплом дерево не стоит».
Нам сегодня нужно в первую очередь с помощью средств культуры и искусства, СМИ и, в особенности, литературы, театров организовать духовное воспитание. Человек, духовно воспитанный, практически не склонен к совершению преступлений.
– Есть ли у нас в России современная драматургия?
– На страницах печати и на совещаниях критики, режиссёры, руководители литературных частей театров часто повторяют одну и ту же мысль: современная драматургия не существует.
Самые остроумные из них изрекают эту мысль в более оригинальной форме: что-нибудь вроде «среди нынешних драматургов Чеховых нет». Правда, нельзя сказать, чтобы нынешние Станиславские очень утруждали себя поисками и чтением современных пьес. Да и зачем? Удобнее, престижнее, выгоднее, привычнее и покойнее корёжить классиков и инсценировать модных тягучих прозаиков. А зрители, которые хотят видеть в театре живую жизнь и ответы на свои проблемы, мало кого интересуют.
Между тем ещё Немирович-Данченко предупреждал: «Если театр посвящает себя исключительно классическому репертуару и совсем не отражает в себе современной жизни, то он рискует очень скоро стать академически мёртвым».
Мне кажется, жаловаться нам, режиссёрам, друг на друга бесполезно и непродуктивно. Надо вместе искать пути выхода из сложившегося положения. И они есть.
– Может быть, дело в другом? Однажды Карен Шахназаров сказал, что, по его мнению, сегодня весь мир переживает острый дефицит ярких творческих идей, причём во всех сферах искусства, в особенности в драматургии.
– Я абсолютно с ним согласен! Этого дефицита стоило ожидать. Дело в том, что искусство практически во всех его проявлениях потихоньку приобрело массово-потребительский характер.
Естественно, в этой ситуации трудно найти идеи, которые могли бы серьёзно взволновать умы. Возникла массовая необходимость развлечений. В итоге театр, например, перестал быть храмом, а превратился в фабрику по производству товаров народного потребления. То же произошло и с кинематографом. Если раньше хотя бы существовала иллюзия того, что кино является искусством, причём важнейшим, то сейчас и она утрачивается.
– Бывали ли такие времена, когда не ощущалось «кризиса современной драматургии», когда эта формулировка была неактуальной?
– История театра определяется личностью драматурга. Да, был театр Островского, но не мог же весь громадный русский театр ставить его одного. Ставили какие-то пятиактные пьесы, да ещё потом три акта водевиля играли, кучера ждали, когда спектакль окончится, а публика сидела по 8 – 10 часов в театре. Но со временем драматургия отцеживается и выясняется, что от какого-то периода остаётся, к примеру, Островский. Или театр Чехова. А ведь Чехов написал не так много пьес. Он один не мог быть лицом всего театра – в реальности каждый день люди ходили в театр, что-то смотрели, но остался Чехов.
– А кто из современных драматургов станет классиком, как Вампилов?
– Я, конечно, очень высокого мнения о нём. Это был чрезвычайно талантливый человек, но из жизни ушёл очень рано, в 35 лет, в этом возрасте настоящий драматург только начинается. Я думаю, что «Утиная охота» может иметь будущее.
– Довольны ли Вы своей профессиональной судьбой? Что это – предназначение, удача или исполненная цель?
– Во-первых, считаю, если я стал руководителем театра, то, наверное, это удача. Так как я хотел этим заниматься, то считаю, что всё сложилось. На данном этапе доволен тем, что есть. В нашем театре всегда – и раньше, и теперь – было так, что открывается занавес – идут аплодисменты. Это дань уважения артисту, художнику, музыкальному редактору. У нас имеется альбом по театрально-декорационному искусству, где можно найти лучших сценографов ХХ века многих театров страны. Взаимопонимание режиссёра, художника Тана Еникеева и музыкального редактора Тамары Пикулевой доказали свою творческую состоятельность. Я как художественный руководитель театра ими доволен. Тем более с художником Еникеевым работаю уже более 30 лет. Главное, что художник и музыкальный редактор понимают и воплощают то, что задумано мною. Конечно, здесь сохраняются человеческие взаимоотношения.

* * *

27 мая с.г. в Оренбурге отметили юбилейный вечер под названием «Театр и время», посвящённый 160-летию главного театра Оренбуржья – государственного областного драматического театра имени М. Горького.
Рассказали об истории создания театра, о роли выдающихся артистов – Пелагеи Стрепетовой, Веры Комиссаржевской, Михаила Тарханова, Николая Светлова и других.
«Золотой век» режиссуры Иоффе сменился не менее талантливыми именами, среди которых – Александр Зыков, Нальбий Тхакумашев, Николай Воложанин, Анатолий Солодилин. Среди актёров, пришедших в театр в конце 70-х годов, такие славные имена, как Виктор Антонов, Святослав Ежков, Александра Жигалова, Павел Чиков, Изольда Лидарская, Андрей Лещенко, да всех и не перечесть! Спектакли с участием этих настоящих театральных звёзд пользовались оглушительным успехом у публики.
Далее торжественный вечер продолжился фрагментами спектаклей, поставленных на сцене театра в последние годы и снискавших любовь публики и большое количество наград на различных театральных фестивалях – «А зори здесь тихие...», «Милые люди», «Бешеные деньги» и другие.
Когда же театрализованная часть закончилась, на сцене появилась вся труппа театра, а также люди, без которых немыслим театральный процесс, – работники вспомогательных цехов, технических служб, бухгалтерии и т.п.
В приветственном слове к коллективу губернатор Оренбургской области Юрий Берг сказал, что успех театра во многом зависит от его руководителя, и прекрасно, что у оренбургского театра есть такой руководитель, благодаря которому в театре есть любящий зритель, и с каждым спектаклем любовь его возрастает.
Сегодня в просторечии граждане свой драматический театр называют театром Исрафилова Рифката Вакиловича, именем творческого лидера, его возглавляющего. Только так и положено в театре, который нормально, хорошо развивается. Новый величественный облик отреставрированного и как бы заново возродившегося здания – это бенефис директора. С просторным роскошным вестибюлем, с люстрой от Сваровски. «Знаете, сколько стоила!?» – спрашивает меня директор. Чисто здесь, как на корабле, где адмиралы в белых перчатках проверяют порядок. Вот уж кто умеет считать деньги, так это Павел Леонидович Церемпилов, директор театра. И помнит свои цифры наизусть: 70% наполняемости зрительного зала планируем, 76 получается. А уж сколько даёт область на постановочные расходы, не говорит, скрывает, зато сколько театр должен ещё найти и заработать, помнит всегда. Привыкли тратить экономно, считать каждую копейку. И чтобы цены на билеты не повышать больше пятисот рублей, даже премьерные. Не в пример столичным коллегам. Как всегда в России, выходят из положения за счёт фантазии, изобретательности, труда и ...таланта.
«Ваш театр – один из самых глубоких и серьёзных театров России, – отметил несколько лет назад главный редактор журнала «Театральная жизнь» Олег Пивоваров. – За те сезоны, что Вы, Рифкат Вакилович, работаете в театре, Вы сделали его в определённой степени академией».

Прочитано 497 раз
Валитов Октябрь

Октябрь Калиевич Валитов родился в 1934 году в Кугарчинском районе Республики Башкортостан. Служил на Тихоокеанском флоте, окончил Башкирский государственный университет. После – на комсомольской и партийной работе. Руководил ведомствами по охране государственных тайн в печати, по защите свободы печати и массовой информации, работал директором редакционно­издательского центра в Башкирском государственном университете, затем директором Нефтекамского филиала ГУ. Заслуженный работник культуры Башкирской АССР, заслуженный деятель науки Республики Башкортостан, Почётный работник высшего профессионального образования Российской Федерации, Почётный профессор Международного университета Вены. Живёт в Уфе.

Copyright © 2012 ГОСТИНЫЙ ДВОР. Все права защищены