Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/administrator/components/com_sh404sef/sh404sef.class.php on line 410

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 155

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 157

Warning: Illegal string offset 'defer' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 159

Warning: Illegal string offset 'async' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 163
Альманах Гостиный Двор - «Суд памяти» Егора Исаева

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596
Воскресенье, 19 Август 2012 15:19

«Суд памяти» Егора Исаева

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Человек-эпоха… Совесть нации… Последние десятилетия средства российской демократической дезинформации так злоупотребляли этими понятиями, прикрепляя к ним, как правило, недостойных уважения современников, что большинство из нас невольно настороженно относятся как к самим понятиям, так и к людям, которыми их наделяют. То меченый Горбачёв у нас человек-эпоха. То бедоносец всея Руси Егор Гайдар совесть нации… Так и хочется сказать: «Да полно, ставшие господами товарищи, считать народ за быдло, не понимающее, кто есть кто!» По счастью, остались редкие – штучные! – наши современники, по отношению к которым понятие «человек-эпоха» не выглядит никакой натяжкой. По моему глубокому убеждению, таких людей немало в писательском патриотическом лагере. Жаль только, что эти люди волею владетелей нынешних «заводов, газет, пароходов» отключены от собственного народа. Народа, породившего их, как яркое доказательство того, что может и «Платонов и Невтонов» российская земля рождать. Для меня с давних времён одним из таких людей был и остался поэт Егор Александрович Исаев.

Лично мне не знакомый, но близкий по духу человек. Не продавшийся новому антинародному режиму. Не поменявший своих убеждений. Оставшийся русским человеком в пору затмения национального разума. Майский 85-летний юбилей Егора Исаева – не просто его личный юбилей. Это лишний повод поговорить о нашем, русском, наболевшем, о том, что волнует нас. О том, что так глубоко и искренне чувствовал всегда поэт Исаев. Потому в подаренной мне недавно книге* замечательного воронежского прозаика Михаила Фёдорова – книге весомой и объёмной в полиграфическом и художественном отношении – я перво-наперво прочёл тот раздел, где автор, земляк Егора Исаева, беседует с поэтом о времени и о судьбе. Судьба Егора Исаева во многом типична для талантливого человека советского времени. Времени, которое давало талантам из народа проявить себя в полную силу на благо государству, понимая, что талант поэта, сталевара, хлебороба принадлежит не только и не столько обладателю этого таланта, но – народу, породившему этого одарённого человека. Как близко мне и понятно сельское детство, из которого проистекает, как поэт, личность, гражданин, поэт Исаев! Твёрдо держусь убеждения, что лучшие представители русского народа в самых разных сферах человеческой деятельности обязательно бывают кровными узами связаны с сельской глубинкой. Как говорится, земля плохого породить не может!
Беседа Егора Исаева с Михаилом Фёдоровым носит отпечаток истинно сельской несуетности, неспешности. Уже многие годы Михаил Иванович Фёдоров знаком со своим славным земляком лауреатом Ленинской премии Героем Социалистического Труда Егором Александровичем Исаевым. Длительность знакомства порождает в беседе ту доверительность и даже некоторую исповедальность, которая так привлекает читателя, уставшего от бездушия и двоедушия. Фёдоров хороший собеседник, это я знаю по себе. Он умеет слушать. И слышать! Видимо, его профессия, сложная профессия адвоката, защищающего в судах правду от обнаглевшей кривды, к тому его обязывает. Проза Михаила Фёдорова тем и хороша, что в ней художественность вытекает из документальности. И одно другому не противоречит, как часто бывает, а напротив, – одно усиливает другое. Всякий, кто читал фёдоровскую прозу из цикла «Абхазский дневник», мог не только прикоснуться сердцем к полнокровным художественным образам-портретам реальных людей, героев повести. А ещё мог почерпнуть из книг ту редкую – не просто документальную, но правдивую! – информацию, которую от нас часто скрывают. Проникать в психологию собеседника, видеть в нём главное – это очень сильное качество Михаила Фёдорова, писателя и собеседника. Это редкий на сегодня в писателе ­талант. Потому что большинство нынешних писателей почему-то весьма кичатся своей якобы самодостаточностью, которая на поверку оказывается банальным эгоизмом.
Егор Александрович Исаев похож на своего собеседника-земляка тем, что тоже не страдает творческим эгоизмом, о котором когда-то и где-то я прочёл: «Вышел поэт, постучал по темени и обратился к толпе: «Времени нет говорить о времени, лучше скажу о себе!». Исаев предпочитает говорить с Фёдоровым не столько о себе, сколько о времени, о русском селе – том русском селе, что давно и, похоже, уже безвозвратно утрачено нами. Старинное воронежское село Коршево возле речки с колоритным названием Битюг: «Чтобы понять, что за люди там живут, – говорит Егор Исаев, – надо в историю заглянуть. При царевне Софье – это более трёхсот лет назад – Битюг проплыл её человек и записал: за коршами стоит изба с людьми. Ну, Корши, Коршево – так и укоренилось. А «корши» – корневища, корчи. Половодье подмывает берег, и корни торчат. Человек царевны с трудом пробирался, а тут выплыл – Битюг свободный, чистый. Вот и записал: за коршами чистое полотно воды, и стоит поселение добринцев. С Тамбовщины. Поселенцы селились самовольно, и Пётр Первый приказал всех разогнать, чтобы не было повадно без воли государя заселяться и жить. Разогнали, люди разбежались. Пётр привёз людей из Можайского уезда и поселил. А те, что скрывались, вернулись. В 1812 году сгорела Москва, снова переселили. Там государственные крестьяне – и тут государственные. Коршево прирастало с запада, как говорится, «московским обществом». А из старых «обществ» было «среднебитюцкое» и «верхнебитюцкое». Они долгое время отличались, а за сотни лет попереженились – и всё смешалось. Видимо, мои корни из московских, раз жил на западной окраине села.
Коршевские земли – государственные. В чём это выражалось? Что платили оброк – и всё. Не было помещиков. Служили в гвардейских полках. Многие жили зажиточно…»
Эта картинка из детства будущего поэта, история его родовы многое объясняет в судьбе Егора Исаева, ведь все мы родом из детства. Объясняет его укоренённость в русском и родном, которую не могла поколебать никакая власть – ни советская, ни демократическая. Ведь каков корень – таково и дерево. И как бы потоки времени не вымывали корни, они свободолюбиво и властно продолжают жить. Как бы цари-правители не измывались над корневой привязанностью русича к родной земле, сгоняли, переселяли, землю отнимали – землю у русского отнять нельзя. Это показали все наши отечественные войны! Предки и земляки Егора Исаева отродясь не знали над собой власти помещика, и именно в силу этого, по всей видимости, были наделены той свободой воли, которая не была свойственна крестьянам, изнывавшим под властью помещиков. Ведь среди дореволюционных бар, чего греха таить, немало было самодуров. А тут ты коршевец, фактически государев человек. И кому тебе служить, как не государю. Вот и шли коршевские добрые молодцы в гвардейцы. Не знакомый с Егором Исаевым лично, я не раз видел его и наблюдал за ним, как всегда интересно наблюдать за выдающимся человеком. И могу сказать, что эта «гвардейскость» свойственна Исаеву. Это видно и по его прямой осанке, и по манере общаться с собеседником… Его земляков, видимо, неслучайно брали не просто в гвардейцы, но в элитный привилегированный Семёновский полк, известный тем, что там не было телесных наказаний. Тот темперамент, которым так славятся стихи Исаева, тоже родом из детства. «Спрашиваешь, драться приходилось?» – доверительно говорит Михаилу Фёдорову Егор Исаев. И честно отвечает: «Приходилось. Поразительные вещи: у Есенина всегда нож был за голенищем! Надо знать немножко Коршево, откуда мы. У нас спутали озорство с хулиганством. Не будет озорства – будет хулиганство!..» Так и хочется сказать: да разве только в Коршево это путают. В том и особенность мироощущения русского человека, что мы часто путаем эти понятия. И насколько они уместны во времена отечественных войн, переходя в русский героизм и самопожертвование, насколько уместны в военных профессиях, настолько бывают опасны для нашего народа в мирное время.
Егор Исаев был малым ребёнком, когда началось революционное брожение. Восставших коршевцев называли бандитами. Сейчас, по прошествии времени, Исаев чётко говорит, что не согласен с таким определением. И в этом та корневая русскость Исаева, которая способна противостоять любым сменам политического режима. С непередаваемой болью рассказывает Егор Александрович о том, как в период коллективизации его земляков насильно загоняли в колхозы. Как коверкали залётные «комиссары в пыльных шлемах» русскую душу и веками устоявшийся русский уклад. Для Исаева это было настолько наглядно, что, видимо, переживания от увиденного не могли не привести его в литературу. Приход его в литературу можно назвать не только триумфальным, но и очень непростым. Как и литературную судьбу. Но сильная личность поэта не дала ему пасть духом или озлобиться. Какие интересные портреты выдающихся писателей советской эпохи даёт Исаев, беседуя с Фёдоровым! Сколько нового узнаёшь для себя об эпохе большой советской литературы. Казалось бы, многое знал, но тем и хороша беседа с умным человеком, что всегда что-то новое да узнаёшь. К примеру, с удивлением узнал, что легендарный председатель Союза писателей РСФСР Леонид Соболев, который благоволил Исаеву, был по происхождению не просто дворянин, но – гардемарин!.. Когда исаевский «Суд памяти» выдвинули на Ленинскую премию, а у автора нет никакой поддержки, вот тут и начинается литературный детектив на литноменклатурной основе. Такие литдетективы читаются на одном дыхании, но писатели, как правило, либо не любят выносить сор из писательской избы, либо, если уж делают это, делают грубо, а то и подло, сводя давние счёты. Исаев и тут выступает благородным человеком. Говорит прямо и откровенно о былых литературных перипетиях, пытается встать на позицию оппонента, понять его, проявляет великодушие истинного поэта. В своём знаменитом и столь нашумевшем «Суде памяти» Егор Александрович открыто говорит о системных недостатках тогдашнего военно-технического отечественного комплекса. Для своего времени это вещь была самоубийственно-расстрельная для автора. Только дерзновенностью молодости Исаева можно объяснить её появление на свет. Но печально то, что «Суд памяти» остался актуальным для России сегодня. И ещё более актуализировался, когда армию нашу унизили беспредельно материальной недостаточностью…
Личность и судьба Егора Исаева настолько богаты, настолько разнообразны, парадоксальны, что вряд ли я смогу объять необъятное. Исаев – сельчанин. Исаев – поэт. Исаев – гражданин. Исаев – один из руководителей писательского сообщества. Исаев – преподаватель Литературного института… Я и не ставлю такой задачи, многомерно рассказать об Егоре Исаеве. Это прекрасно сделал Михаил Фёдоров. Моя задача – привлечь внимание читателей к его книге, соприкоснувшись к которой читатель не только узнает много нового и интересного о нашем выдающемся поэте, но и сможет сопоставить свои взгляды на прошедшую эпоху и современность со взглядами этого уникального человека. «Раньше жили трудно – теперь стыдно», – с горечью говорит Егор Александрович. Трудно с ним не согласиться. Но вот что примечательно: зная более подробно жизнь и судьбы таких людей, как он, понимаешь, что в нашем народе чувство стыда и справедливости всегда были, наверное, главными. Они-то и позволяли русским мужчинам побеждать в войнах, а русским женщинам рожать защитников Отечества, одним из которых, несомненно, всегда был и остаётся Егор Александрович Исаев.

* Михаил Фёдоров «Сестра милосердия из Гадауты». Издательство имени Е.А. Болховитинова. г. Воронеж, 2011 г.

Прочитано 2629 раз
Анашкин Эдуард

Эдуард Константинович Анашкин родился в 1946 году в г. Хилок Читинской области в семье железнодорожника. Окончил профессионально-техническое училище, Ульяновский педагогический институт (историко-филологический факультет). Работал столяром и плотником, слесарем, рабочим кирпичного завода, чабаном, секретарём комитета комсомола и секретарём сельского Совета, учителем в школе и заведующим отделом сельского хозяйства районной газеты.
Автор нескольких сборников рассказов (предисловие к одному из них написал В.Г. Распутин), литературоведческих очерков и статей.  Печатался
в центральных газетах и журналах: «Парламентская газета», «День литературы», «Российский писатель», «Литературная Россия», «Русское эхо», «Наш современник» и других. Член Союза писателей России, лауреат Всероссийской литературной премии за лучшую книгу года (2006), областной литературной премии имени Н. Гарина-Михайловского, региональной литературной премии имени В. Шукшина, дважды лауреат литературной премии журнала «Русское эхо». Живёт в селе Майском Самарской области.

Copyright © 2012 ГОСТИНЫЙ ДВОР. Все права защищены