Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/administrator/components/com_sh404sef/sh404sef.class.php on line 410

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 155

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 157

Warning: Illegal string offset 'defer' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 159

Warning: Illegal string offset 'async' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 163
Альманах Гостиный Двор - Этюды в красках и монологах

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596
Воскресенье, 19 Август 2012 15:22

Этюды в красках и монологах

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

На закате бабьего лета в Центральном выставочном зале музея изобразительных искусств экспонировалась персональная выставка Наталии Бровко – около 80 живописных и графических работ – этюдов с городскими улочками и сельскими пейзажами, натюрморты. Но, пожалуй, главной достопримечательностью экспозиции стали цветы – неприхотливые полевые и изысканные садовые, знакомые и диковинные, в букетах и россыпью, в дорогих вазах и обычных стеклянных банках.
На вернисаже выступающие в  один голос отмечали главное в творчестве художницы – эстетическую завершённость каждой работы, утончённую гармонию, всепобеждающую позитивную энергетику, которой пронизаны не только картины, но и сам автор – элегантная и обаятельная молодая женщина.

Недавно удалось встретиться с Натальей Валерьевной в её рабочем кабинете. Два часа, проведённые в беседе с ней один на один, пролетели незаметно. Из её ответов на мои вопросы, своеобразных лирических отступлений от главной темы разговора, из неспешных воспоминаний о детстве и юности постепенно складывался облик не только самой рассказчицы, но и времени, в котором протекала её жизнь. Мне кажется, эти мини-монологи в сочетании с её живописными работами помогут и читателям ярче представить мою героиню в интерьере эпохи.

РОДОМ ИЗ СЧАСТЛИВОГО ДЕТСТВА

Когда я пошла в первый класс, обычные школы ещё не ограничивали свою деятельность только сухим учебным процессом в рамках образовательного стандарта. Уже в сентябре в наш класс пришли какие-то люди и, увидев меня, предложили записаться на занятия по художественной гимнастике. Родители согласились. Так я начала ходить в спортивный зал «Трудовые резервы». Тогда физическая культура была частью естественной жизни детей и молодёжи, на развитие разнообразных спортивных секций и кружков выделяли приличные деньги. У нас был замечательный спортзал и чудесные педагоги-тренеры. Четыре года я занималась с огромным удовольствием, ездила на областные и региональные соревнования в Гай, Курган, Челябинск, занимала призовые места. Спорт привнёс в мой характер (от природы очень эмоциональный) жёсткий стержень: я начала заниматься самовоспитанием. И в общеобразовательную школу, и на тренировки ходила самостоятельно, никто меня не принуждал и не контролировал – папа и мама доверяли мне с начальных классов.

ТОГДА ЭТО ЗВУЧАЛО ГОРДО…

Я родилась и выросла в обычной оренбургской семье. В своё время дед по материнской линии выбрал жену из Тулы и привёз её на свою родину. А по отцу родовые корни уходят в донское казачество. Оба деда прошли Великую Отечественную войну и рано умерли: один ещё до рождения внуков, другой, когда мы были совсем маленькими…
Мои родители – типичные представители рабочего класса (слово «пролетарий» тогда ещё не было уничижительным): отец работал слесарем на машзаводе, мама – закройщицей в ателье. И при этом они никогда не экономили на детях, обеспечивали нам все условия для всестороннего развития. Спортивное увлечение больше поддерживал папа. На всех городских соревнованиях он всегда присутствовал, азартно болел за мою команду, тщательно подсчитывал очки и очень гордился, когда его дочери доверяли поднимать знамя в честь очередной победы. Мама хоть и считала, что спортивная карьера не для девочки, но не перечила. Зато её роль оказалась главной на втором этапе моего детства.
До сих пор помню, как здорово было в летнем спортивно-трудовом лагере. Обычный палаточный городок где-то в районе Дедуровки: на одной половине обитали так называемые трудновоспитуемые дети, на другой – мы, спортсмены. И жили вполне мирно, никто никого не обижал. Утром – коллективная пробежка, завтрак, потом до обеда – прополка бахчей. Во второй половине дня – тренировка, купание на речке, а вечером – развлечения, культурная программа. Прекрасная, светлая пора!

В ОДНОЙ ТЕЛЕЖКЕ – КОНЬ И ТРЕПЕТНАЯ ЛАНЬ

В четвёртом классе у меня случилась травма, из-за которой появился страх перед сложными упражнениями. Может, я бы и преодолела его, но тут подружка похвасталась, что поступила в художественную школу. Так появился альтернативный интерес, о котором я объявила маме. Она, слава богу, услышала меня и повела в художественную школу, хотя экзамены уже закончились, начался учебный год. Совершенно случайно одно место освободилось из-за болезни ученика. Меня в порядке исключения приняли.
Первое время я продолжала параллельно ходить в три школы – общую, спортивную и художественную. Но уже наступили 80-е годы, начались негативные процессы. Отобрали спортивный зал «Трудовые резервы», детей перевели в тесное неприспособленное для занятий гимнастикой помещение. Там висел лозунг «Души прекрасные порывы!». Со временем его горький смысл проявлялся всё отчетливее. Порывы были задушены, и я распростилась со спортом.

УЧИТЕЛЬ, ПЕРЕД ИМЕНЕМ ТВОИМ…

С огромным интересом познавала азы изобразительного искусства. Первым педагогом была добрейшая Валентина Васильевна Гумирова, она учила рисунку, живописи. Мне везло на замечательных педагогов: мало того, что они были профессионалами, но и с душой относились к своему делу.
Потом этим же школьным составом мы поступили в Оренбургское областное художественное училище, только одна часть ребят выбрала живописно-педагогическое отделение, а я вместе с другими – декоративно-прикладное. Здесь в последние годы идейным вдохновителем был Игорь Смекалов, очень важное звено в цепочке формирования моей души и характера. На его занятиях, которые проходили нетрадиционно, мы не только узнавали много интересного в рамках программных предметов, но и знакомились с музыкой, сопредельными видами искусства. Он помогал нам создавать внутреннее состояние творчества, вдохновлял на поиск своих форм и художественных средств. При этом не навязывал ни своей техники, ни своих взглядов на искусство. Мне Игорь Владимирович внушил, что надо ничего не бояться. Я тогда много работала с акварелью, и он сказал: «Бери большой лист, широкую кисть, много воды и будь смелее». Я так и сделала: взяла пол-листа ватмана, большую кисть, налила чуть ли не ведро воды и быстро написала натюрморт из того, что попалось под руку. Когда принесла в аудиторию, Игорь Владимирович показал всем и воскликнул: «Вот так свободно надо работать акварелью!»
А Геннадий Александрович Найданов – это вообще мой любимый человек! Как мы заслушивались его лекциями! И как приятно и одновременно ответственно было через несколько лет вдруг оказаться его коллегой.

РАВЕНСТВО В БЕДНОСТИ
ИЛИ НЕРАВЕНСТВО В БОГАТСТВЕ?

Прикладников учили в основном писать гуашью или акрилом и темперой, но масляные краски тоже раздавали. Приносили огромные коробки и говорили: вот вам всё в равных пропорциях, сами делите. И мы уносили домой, кто сколько хотел. Сейчас родители сами обеспечивают своих детей материалами, а раньше мы, как говорится, жировали, у нас не было нужды ни в чём. Многие любят язвить насчёт советского равенства в бедности, но мы даже не задумывались, кто нам оплачивает возможность заниматься живописью или прикладным искусством. Наверное, поэтому художники высшей касты гуманитариев привыкли в своё время жить на всём готовом: они всегда были обеспечены так называемыми соцзаказами. А сейчас тем, кто даже имеет регалии, приходится выживать, исходя из коммерческих способностей и возможностей. Многим очень сложно перестраивать своё мышление.

СЕМЬЯ ТВОРЧЕСТВУ НЕ ПОМЕХА

В училище мы, что называется, поселились, пропадали там с утра до ночи. В его стенах начала складываться моя семья, потому что с будущим супругом я встретилась на первом курсе. Нам было по 16 лет, конечно, поначалу никаких особых привязанностей не было, просто дружба. Да и никто в ту пору не задумывался о серьёзных отношениях: не до этого было, все горели творчеством. И только к четвёртому курсу мы по-настоящему сблизились.
В 92-м мой друг первым окончил училище и уехал в Смоленск, поступил там в педагогический институт на художественно-графический факультет. Через десять дней вернулся в Оренбург и сказал мне: «Всё, давай жениться, я без тебя не могу». После моих выпускных экзаменов мы поженились, я поступила в этот же институт, и мы стали учиться и жить в прекрасном городе Смоленске. Уже беременной я ходила на занятия, сдавала зачёты и экзамены. В 93-м родился сын. Наши мамы стали бабушками в сорок лет.
Так мы учились и растили сына, по очереди бегали в институт, кто-то кого-то замещал. Муж помогал мне выполнять задания по черчению, я ему обеспечивала домашний уют. И никаких проблем и трагедий с бытом – это были самые чудесные годы! Когда я ложилась спать, то думала: господи, даже если мы всю жизнь будем жить на этих восемнадцати квадратных метрах, я ни о чём не пожалею.

РАЙ В ШАЛАШЕ

В Смоленске мы жили сначала на квартире, а потом в комнате семейного общежития. Обустроили её с комфортом, какой только был возможен в данных обстоятельствах: сделали уголок для ребёнка, нашлось удобное место и для занятий. Наш корпус располагался в двух минутах пешего хода от института, библиотека под боком – всё для того, чтобы успешно учиться. В огромной девятиэтажке проживало много иностранцев – немцев, индусов. И никаких межэтнических разборок не было, жили очень дружно, вечерами укладывали детей спать и устраивали в общей кухне совместные семейные посиделки. Этакая маленькая модель коммунизма в отдельно взятом общежитии…
Когда ребёнок подрос, папе пришлось взять академический отпуск: мы уравнивались в курсах и могли остаться вместе в общежитии. Защищали дипломы одновременно, имея пятилетнего сына, а я была снова беременной, на этот раз дочкой.
Конечно, родители помогали. Наладили транспортировку продуктов по железной дороге: договаривались с кондукторами и слали мешками картошку. Рядом с бульбашами жили (до Белоруссии рукой подать!), а доморощенные продукты везли из Оренбурга через Москву в Смоленск, и такая транзитная доставка обходилась дешевле, чем покупка на рынке. Но и сами уже кроме стипендий старались подработать с помощью осваиваемой профессии. Особенно мне помогли навыки прикладника: помимо того, что я писала небольшие картины для салона, портреты с натуры, делала сувенирные дощечки по заказу сувенирного магазина – тогда это всё пользовалось спросом у многочисленных туристов. Стоимость таких «шабашек» подчас перекрывала наши месячные стипендии! А я ещё сумела окончить курсы парикмахеров-стилистов, и у меня даже появилась своя клиентура. Пока папа гулял с ребёнком в парке, я успевала обслужить несколько человек.
За эти годы мы побывали во многих роскошных местах, выезжали на пленэр в мастерские, где некогда творили Врубель, Серов и прочие великие художники. И при этом получили прочное базовое образование – дипломы нам выдавали уже с печатью университета.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В РОДНЫЕ ПЕНАТЫ

О том, что надо вернуться на родину, долгих раздумий не было. При всех плюсах смоленской жизни мне не подошёл тяжёлый для степного жителя климат. Долгие сырые и бессолнечные зимы доводили до угнетённого состояния и полнейшего упадка физических сил. Мы всегда с нетерпением ждали лета – досрочно сдавали экзамены, выполняли пленэрную практику, чтобы пораньше умчаться в родной Оренбург. Однажды я даже перестаралась: сдала этюды, сделанные в Смоленске, а после каникул привезла большую серию оренбургских работ. Педагоги решили, что это практический результат двух Бровко (меня и мужа) и поставили мне две оценки.
В Оренбурге муж пошёл преподавать в университет на недавно открытую кафедру дизайна, а я благополучно родила второго ребёночка. Но уже через десять месяцев муж привёл меня на кафедру и сказал: «Это моя жена, можно, она тоже будет здесь преподавать?» Когда в отделе кадров посмотрели мой диплом, то ни у кого никаких вопросов уже не возникало.
Поначалу брала маленькую нагрузку, пока была на работе, с дочкой оставались по очереди прабабушки – мои и Серёжины. Девочке не было и двух лет, когда она, как и её брат, начала ходить в ясли.
В первый же год педагогической деятельности я поступила в аспирантуру, благо, что пришла туда соискателем, поскольку к тому времени при ОГУ открылся свой совет. Три года ходила на занятия, и надо отдать должное мужу, здесь уже он возился с двумя детьми, пока я училась и возвращалась в десять часов вечера чуть живая от усталости.
Мало кто знает, что преподавательские зарплаты в университете всегда были мизерные. Работая вдвоём, мы зарабатывали что-то около трёхсот рублей, из которых 180 отдавали за квартиру. А надо было содержать двоих детей, и родителей мы уже не имели права напрягать. Как-то попытались оформить субсидию, так прошли через такие унижения – никто не верил, что у нас такая зарплата. Тогда муж оставил педагогику, занялся частным бизнесом. Сейчас он руководит проектной фирмой, стал сугубо деловым человеком, а мне предоставил возможность самой выбирать сферу деятельности, предаваться творческим порывам. Я осознаю, что Сергей подставил свою спину, чтобы я могла подняться по лестнице, но, наверное, Богу или судьбе было угодно, чтобы наши семейные права и обязанности распределились таким образом.
В 2002 году я защитилась. Конечно, было непросто. Каждую ступень я преодолевала ещё и благодаря маме, которая сама была как вечный двигатель и детей заставляла не останавливаться на достигнутом рубеже. Только я подумаю, что пора бы перевести дыхание, она тут же начинает теребить: «Надо же дальше расти, ты почему не пишешь докторскую?!»

ПОСМОТРЕТЬ НА СЕБЯ СО СТОРОНЫ

После защиты кандидатской диссертации переключилась с научной деятельности на творчество, начала выставляться, принимать участие в различных художественных проектах, таких, например, как столичные ассамблеи. Всё это было очень интересно, но требовало немалых затрат, что, безусловно, сказывалось на семейном бюджете. Однако эти поездки приносили не просто успех, но и поощрения, в частности, в виде бесплатного артсалона в Интернете. В 2007 году я была принята в Союз художников. Кстати, одну из рекомендаций мне давала Надежда Гавриловна Петина. В тот период довелось поучаствовать во всероссийских выставках в Москве, Вологде, Кургане, представлять наш край на фестивале искусств России во Франции. Мои работы хранятся в частных отечественных коллекциях, а также в Германии, Дании, Швейцарии.
Большая персональная выставка была запланирована с подачи того же Игоря Смекалова. Сама я бы не решилась, но он убедил, что художнику необходима возможность посмотреть на себя со стороны, глазами не только коллег, но и широкого круга любителей живописи, оценить разные периоды творчества, понять, есть ли рост, куда идти дальше.

ЧИНОВНИЧЬЕ КРЕСЛО ЕЙ ТОЖЕ К ЛИЦУ

Преподавание приносило мне огромное удовольствие. Успевала не только заниматься со студентами, но и писать методические статьи, издала даже учебное пособие. Когда чувствуешь, что идёт положительный результат, то получаешь энергетическую отдачу. Но наступали моменты, когда нагрузка достигала такого предела, что появлялось желание оставить педагогику или свести её до минимума. Два года я работала заместителем декана, это было нелёгкое, но по-своему благодатное время. Мой декан сыграл немаловажную роль в укреплении моего духа, благодаря чему я нарастила на свой характер этакую кольчужку, перестала бурно реагировать на обиды. Но, в конце концов, я ушла из «начальников», оставила себе только лекционные часы.
Как-то мне сообщили, что городская администрация объявила конкурс на замещение должности главного художника при департаменте градостроительства и земельных отношений. Я пошла и поучаствовала. Была огромная комиссия, которая задавала всякие вопросы. Некоторые отнеслись с недоверием к тому, что на этом месте будет женщина. Но из трёх претендентов утвердили меня.
Как главный художник города я являюсь заместителем главного архитектора городской администрации. Пришлось осваивать навыки управленческой работы. Но в большей степени я пытаюсь скоординировать совместные усилия, чтобы улучшить внешний облик города с точки зрения его эстетической целостности. Работы здесь непочатый край – это и застарелая проблема реставрации исторической части города, и реклама, и малые архитектурные формы, и обустройство дворов, и подготовка города к праздникам. Уже два года я в новом качестве. Должность мне нравится тем, что она не столько чиновничья, сколько творческая, хотя тоже требует много времени и сил. Жаль, что не все проекты удаётся осуществить быстро, но никто ведь не станет отрицать, что постепенно наш город преображается в лучшую сторону.

АВТОРСКОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ

…Думаю, похожее чувство посчастливилось испытать не мне одной. Ощущение было и впрямь необычное, на грани фантастики. Преодолев последнюю ступеньку лестницы, ведущей в экспозиционный зал, я вдруг очутилась в центре калейдоскопа ярчайших красок. Они словно промывали глаза и обостряли притупленное зрение. Со времени той выставки прошло несколько месяцев, но до сих пор в памяти осталось это ощущение невесомости, как будто меня подхватили струи свежего воздуха, витающего в замкнутом пространстве зала. Ноги почти автоматически шагали от стены к стене, а душе казалось, что она воспарила к небесным высям и освободилась от гнетущего бремени житейских неурядиц, очищенная светом, исходящим от полотен…
Талантливый человек талантлив во всём. Эти слова, неоднократно повторяемые на вернисаже, в полной мере соответствуют личности Наталии Бровко. Своим жизнеутверждающим творчеством она воспевает неповторимую красоту милых сердцу уголков Земли, заставляя восторженно трепетать сердца зрителей, независимо от их национальности, социального статуса и места жительства.

Прочитано 1315 раз Последнее изменение Воскресенье, 19 Август 2012 15:27
Емельянова Надежда

Надежда Алексеевна Емельянова родилась на ст. Кузино Свердловской области. В Оренбурге с 1966 года. Работала на машиностроительном заводе, занималась в литобъединении при газете «Комсомольское племя». В 1977 г. окончила Литературный институт им. А.М. Горького. Печаталась в журналах «Наш современник», «Волга», альманахах «Каменный пояс», «Поэзия», «Гостиный Двор», коллективных сборниках и антологиях «Вечерний альбом», «Вечный берег», «Спасённая весна», «Русская поэзия. ХХ век». Автор пяти поэтических книг, член Союза писателей России. Лауреат Всероссийской литературной Пушкинской премии «Капитанская дочка» (2007), региональной литературной премии им. П.И. Рычкова (2009). Живёт в Оренбурге, работает редактором отдела культуры в газете «Южный Урал».

Copyright © 2012 ГОСТИНЫЙ ДВОР. Все права защищены