Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/administrator/components/com_sh404sef/sh404sef.class.php on line 410

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 155

Warning: Illegal string offset 'mime' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 157

Warning: Illegal string offset 'defer' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 159

Warning: Illegal string offset 'async' in /home/orenata48/orenlit.ru/libraries/joomla/document/html/renderer/head.php on line 163
Альманах Гостиный Двор - Шаровая Молния

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 226

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 226

Warning: Creating default object from empty value in /home/orenata48/orenlit.ru/components/com_k2/models/item.php on line 596
Среда, 13 Январь 2016 19:33

Шаровая Молния

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

ЛЕТНЯЯ ФАНТАЗИЯ

Ночью два разъярённых облака набросились друг на друга с кулаками. То ли не поделили чего, то ли погода была нелётная, а настроение как раз лётное, и надо было его вылетать, чтобы оно улетучилось. А может, поспорили, где быть дождю: над лесом или над полем. А может, и ещё что-то, ведь их, облаков, не поймёшь.

И даже непонятным осталось, кто кого стукнул кулаком по лбу и у кого посыпались искры из глаз, только самая большая искра вдруг стала молнией. И ударила в дерево. И исчезла, а дерева стало два.
Облака поразились (то есть сначала дерево поразилось молнией, а потом уж облака поразились тому, что натворили), расстроились и пошли плакать. Одно – над лесом, второе – над полем.
И здесь можно было бы и закончить этот короткий печальный рассказ, если бы остальные искры, вместо того чтобы разлететься, не собрались вместе и не превратились бы в Шаровую Молнию.
Это была тоже печальная Шаровая Молния, потому что разве может родиться что-нибудь весёлое от удара кулаком? Но она этого ещё не знала и обрадовалась тому, что существует. И теперь ей захотелось компании. Ночью, как известно, очень трудно найти компанию, а особенно подходящую. Иногда её и днём с огнём не сыщешь, и ночью с Шаровой Молнией.
Она летела, летела, летела, и когда ей уже надоело лететь, она увидела в темноте что-то похожее на себя, только нелетающее.
Это был костёр, который вовсе не думал летать, а думал гореть, если костры вообще что-нибудь думают.
Вокруг костра сидели парни и девушки. Один парень пел под гитару, остальные подпевали ему. И все не сводили глаз с лижущего воздух огня.
Шаровая Молния подлетела поближе. Ей понравились люди. Особенно тот, кто умел извлекать звуки из смешного и жёлтого, как она, предмета. Она заслушалась и подобралась ещё поближе. Вдруг тот, со звуками, заметил её и глаза его расширились. Мелодия пропала. Шаровая Молния захотела выразить восхищение и пододвинулась ещё немного, но люди почему-то повскакивали, закричали и убежали в лес, бросив всё.
Ей стало грустно. Она попробовала взять этот забавный предмет, умеющий звучать и теперь одиноко отсвечивающий в темноте, но он потрескался и потемнел в её горячих лапах. Тонкие канатики, протянутые вдоль него, с гулким стоном лопнули и теперь кобрами раскачивались из стороны в сторону.
Шаровая Молния почувствовала себя виновной в этом происшествии и не могла понять, что же сделала не так. Ведь и она – яркая, жёлтая, тёплая, она может опуститься на траву и подпрыгивать, как костёр, если вокруг неё сядут люди и будут творить мелодии. Что им так не понравилось? Она вздохнула и, уронив раскалённую искру-слезу на красную головёшку, полетела прочь от своего соперника, умеющего располагать к себе.
Она летела долго, пока деревья не кончились, а город не начался. Большие прямые сооружения с горящими квадратами привлекли её внимание. Хотя квадраты были квадратные, а она круглая, но всё равно она почувствовала в них какое-то родство. Её, конечно, заинтересовали самые яркие, и она уже направилась к одному из них, но вдруг из соседнего, тёмного, послышалась мелодия. И Шаровая Молния подлетела к нему.
Окно оказалось приоткрытым. Мелодия струилась из чёрного блестящего продолговатого предмета на подоконнике. Там, внутри, на квадратной доске среди других непонятных для неё предметов на длинной светлой палочке горел ма-а-аленький костёр. Молния сразу узнала этого любимца людей. И люди тут были. Двое. Он и она. Они смотрели то на огонь, то друг на друга. И Шаровая Молния смотрела то на них, то на огонь. Ей хотелось стать им и смотреть на них вместо него. Пусть даже на какой-то непонятной палочке и на какой-то непонятной доске на каких-то непонятных ножках. Пусть! Она согласна на все эти непонятности ради того, чтобы на неё т а к смотрели.
Мечтая, она незаметно влетела в комнату и стала медленно приближаться к огню, чтобы поглотить его и замереть на его месте.
Женщина первая вздрогнула, повернула голову и... Дальше всё было быстро, шумно и совсем неприятно для Шаровой Молнии. Мужчина вскочил, схватил дрожащую от страха женщину в охапку и потащил в другую комнату.
«Вот так и появляется комплекс неполноценности», – подумала Шаровая Молния. Со злости она спалила свечу, предоставив помещение мраку, и вылетела в окно.
Она решила улететь из города куда-нибудь о-очень далеко, где нет тех, кто бы её пугался.
Она пролетела мимо сотен окон, ярких и не очень, из которых доносились мелодии, песни, голоса, ссоры, плач, храп – все звуки неглубокой ночи... Она старалась не замечать людей и не думать об их странностях. Она вообще ни о чём не думала, ощущая по бокам волны прохладного воздуха и наслаждаясь полётом. «Эти глупые людишки не умеют простого – летать, – размышляла она с превосходством, – а значит, нечего обращать на них внимания, лучше найти себе компанию подостойнее. Например, познакомиться со звёздами...»
Она остановилась посмотреть на чистое ночное небо и выбрать себе звезду для знакомства.
«Конечно, они меньше меня...» Что-то заставило её повернуться к раскрытому окну последнего большого дома на её пути. Мальчишка держал в руках искрящуюся палочку. В разлетающихся и исчезающих в темноте огоньках было что-то знакомое...
– Привет, – сказала она.
– Привет, – ответил он, – ты звезда?
– Почти.
– Ты прилетела ко мне?
– Наверное... Если тебе этого хочется...
– Это бенгальский огонь, – вместо ответа кивнул он на догорающую в руках палочку, – с Нового года остался. Мне нравится его жечь.
– А почему он так называется – бенгальский?
– Необычный. Всё необычное называется необычными словами.
Они заворожённо смотрели на мерцающий треск, и трескучее мерцанье как будто соединяло их, и всем было хорошо.
«Ты уже лёг?» – донеслось из соседней комнаты. Послышались шаги, звук открываемой двери, женский визг, крики «да это же звезда!», «какая же это звезда!?», топот четырёх ног, двух из них упирающихся, хлопок быстро закрытой двери, тонкий неприятный голос и тонкий, успевший стать приятным.
Шаровая Молния опустилась обдумать всё это на деревянную скамейку, а через некоторое время оказалась на земле между торчащими над ней опалёнными остатками доски.
«Какое у них всё непрочное... Нет, скорей, скорей, прочь отсюда», – отчаялась она и развила такую скорость, что догоняла собственные мысли и оставляла их далеко позади. Мелькающие по бокам деревья мрачнели, и вскоре вокруг не осталось ни одного светлого пятнышка, кроме Шаровой Молнии. Она замедлила свой полёт и решила развлечься, выписывая всякие фигуры вокруг безмолвных стволов, которые если и хотели разбежаться, то не могли.
Внезапно ей послышались незнакомые звуки, но она решила не доверять им больше и заткнула уши.
И чем сильней она старалась ничего не слышать, тем настойчивее до неё доносился детский плач.
«Почему приятно звучат только предметы?» – подумала Шаровая Молния, глядя сверху вниз на зарёванную девочку, отчаянно прижимавшую к себе большую игрушечную обезьяну, и спросила:
– Чего орёшь?
– Чтобы... не... так... страшно... было..., – в перерывах между всхлипываниями выдавила девочка, ничуть не удивляясь своей собеседнице.
– Так тоже страшно. А что ты здесь делаешь одна?
– Я не одна, я с ней, – кивнула девочка на обезьяну, – ей захотелось покататься на лианах, и мы пошли их искать...
Обезьяна была из предметов, а девочка говорила о ней как о существе, что было странно. Но это была не первая людская странность за сегодня, и Шаровая Молния даже не удивилась ей, только сказала: «Пошли». Возвращаться в город не хотелось, но маленьким детям нельзя оставаться одним ночью в лесу, и это понимала даже Шаровая Молния.
По дороге девочка говорила Шаровой Молнии о своих игрушках, а та думала о нежной привязанности людей к предметам и равнодушии или неприязни к существам. Девочка даже не спросила её, кто она и откуда.
В городе все уже спали, и никто не увидел девочку, с увлечением щебечущую что-то огненному шару.
Так дошли они до нужного дома, и мама девочки, не находящая себе места, нашла наконец его, когда нашлась её дочка, которая рассказала ей, как они с обезьяной не нашли джунгли, а нашли что-то, с чьей помощью и нашлись.
А Шаровая Молния хотела улететь назад в лес, но наткнулась на железный прут. Мама с девочкой услышали шипение, как будто кто-то под окном открыл бутылку с газировкой, и не придали этому значения. Стало совсем темно, и мама так и не поняла, кто привёл девочку домой: кошка, собака или птица...

Прочитано 582 раз
Прокофьева Виктория

Прокофьева Виктория Юрьевна родилась в Оренбурге. Окончила Оренбургский пединститут, аспирантуру и докторантуру в Санкт-Петербурге. Доктор филологических наук, профессор кафедры современного русского языка, риторики и культуры речи, заведующая кафедрой теории и истории культуры Оренбургского государственного педагогического университета.
Член Союза писателей России. Автор многочисленных филологических
и краеведческих публикаций.

Другие материалы в этой категории: « Новогодние приключения
Copyright © 2012 ГОСТИНЫЙ ДВОР. Все права защищены